Праздник со слезами на глазах

На проходившем в среду заседании оргкомитета «Победа», на котором присутствовал глава государства и другие официальные лица, много говорили не только о том, как нам лучше подготовиться и отметить столь славный юбилей. Говорили и о том, почему за последнее время усилия по дискредитации нашей победы стали особенно жесткими.

«Их цель понятна, -- сказал на заседании оргкомитета Владимир Путин: подточить силу и моральный авторитет современной России, лишить ее статуса страны-победительницы со всеми вытекающими из этого международно-правовыми последствиями, разделить и рассорить народы, использовать исторические спекуляции в геополитических играх. Порой звучит просто откровенный бред — просто удивительно, как люди доходят до этого!

Заседание оргкомитета "Победа"

И на самом деле это не так безвредно, потому что происходит попытка заложить в голову миллионов людей, прежде всего молодежи, совершенно опасные тенденции и извращенные представления об истории.

То есть попытка заронить зерно сомнения, которое может принести буйные плоды уже к следующему юбилею Победы», — сказал президент.

Я родился через пятнадцать лет после Победы. Ветераны Великой Отечественной войны тогда еще были сравнительно молодыми мужчинами. Они еще стеснялись носить свои боевые ордена. Им было лет по 35-40. Они стали основной силой, которая не только одержала победу над врагом, но на плечи которой выпала доля по восстановлению разрушенного, порой до тла, народного хозяйства.

Тогда наша Победа была неоспорима. Не надо было никому доказывать, что в той войне наши отцы и братья одолели врага. Мы — мальчишки, играли в ту войну, беспощадно уничтожая воображаемых фашистов. Мы с удовольствием ходили на военный фильмы и немедленно становились героями этих фильмов, подражая им во всем, вплоть до повторения их слов в виде цитат.

Сегодня мало кто знает, что сам День Победы имел свою историю. Еще дымились руины Берлина, еще не все очаги сопротивления были окончательно подавлены, а Сталин уже подписал Указ Президиума Верховного Совета СССР о том, что отныне 9 мая становится государственным праздником Днем Победы и объявляется выходным днем. В 6 часов утра по московскому времени, этот Указ по радио был зачитан диктором Левитаном.

Как видим, Указа был подписан еще 8 мая 1945 года

Не было в нашей истории такого праздника, как Первый День Победы. Люди на улицах поздравляли друг друга, обнимались, целовались и плакали. В те дни не было никакого различия между людьми. Они стали одним народом, народом — победителем. 9 мая, вечером в Москве был дан Салют Победы, самый масштабный в истории СССР: из тысячи орудий было дано тридцать залпов.

Однако, выходным днем 9 мая оставалось лишь три года. В 1948 году о войне было велено забыть и все силы бросить на восстановление разрушенного войной народного хозяйства.

И лишь в 1965 году, уже в эпоху Брежнева, празднику было вновь воздано по заслугам. 9 мая вновь стал выходным, возобновились Парады, масштабные салюты во всех городах - Героях и чествования ветеранов.

Именно в этот период возводятся самые величественные памятники на местах сражений. Например, знаменитый скульптурный ансамбль на Мамаевом кургане в Сталинграде (Волгограде) начали строить в 1959, а закончили только в 1967 году.

Строительство мемориального комплекса на Мамаевом кургане

Так шли годы и всем нам казалось, что Победу у нас никому не отнять, подвиг наших дедов, отцов, братьев не умалить. Однако с течением времени эта истина стала все больше и больше подвергаться сомнению. Все чаще и чаще можно было услышать, что без вклада союзников СССР никогда бы не одолел гитлеровские полчища, что ближе к концу войны Красная Армия громила уже беспомощного и деморализованного врага и т.д.

Победу у нас стали отнимать после того, как распался Советский Союз. И это было далеко не случайно. Наши партнеры, видимо, рассуждали так: нет больше великой страны, нет и ее подвигов. Ведь очевидно, когда мы стали слабеть, у нас стали отнимать даже символы, которые всегда придавали нас силы. И история СССР — не является исключением. Еще в древности из побежденных царств вывозились скульптуры богов и героев, разрушалась память о былых победах. Побежденный должен был навсегда забыть о том, что когда-то он был славным и сильным.

Хорошо это понимал и признанный военным преступником доктор Геббельс, сказавший: «Чтобы истребить русских, необходимо не только разгромить их армию, разрушить города, ликвидировать государственность, но и обязательно убить их культуру, лишить их нравственных ориентиров, героев низвести и заставить забыть все свои достижения. Только тогда этот народ будет окончательно побежден».

Вот почему сегодня мы наблюдаем попытки переиначить нашу историю и наш вклад в победу на гитлеризмом и фашизмом. Никто ведь не покушался на нашу Победу, когда на карте мира существовал могущественный Советский Союз. Нет, конечно, попытки были, но они выглядели такими жалкими, что, как правило, заканчивались ничем. Зато, когда мы ослабли, нашу историю стали переписывать все, кому не лень. А на свет божий стали выползать вчерашние каратели и палачи, которых стали превращать в героев. Повсюду стали сносить памятники советским воинам-освободителям. Одним словом, стирать из памяти народов тот вклад, который внес советский народ в освобождение других народов от фашистского гнета.

Даже в самые трудные годы этот праздник оставался для нас святым. Парад победы 9 мая 1995 года

Но за всеми попытками доказать, что в той войне победителями были вовсе не мы, кроется и нечто большее, нечто такое, что не могут озвучить даже многочисленные фальсификаторы истории.

К моменту вторжения на территорию СССР, гитлеровская Германия покорила почти всю Европу. За исключением Англии, да нейтральных Швеции, Испании и Швейцарии, вся Европа оказалась под пятой фашистов. Кому было по силам покорить множество народов? Только самой мощной, великолепно организованной, обученной, вдохновленной идеей мирового господства армии. Армии, для которой блицкриг (молниеносная война) уже стал привычным делом.

Покорив Европу, поставив себе на службу все ее производительные силы, Гитлер двинул свои войска на СССР. Началась самая ожесточенная фаза Второй мировой — Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии.

В мировом эфире были два момента своеобразной «тишины». В первый раз такая тишина стояла в дни, когда разворачивалась битва за Москву. Сегодня наши недруги вряд ли признаются в том, что миллионы, десятки миллионов жителей планеты в прямом смысле слова ждали, затаив дыхание, исхода великого сражения под Москвой. И оно закончилось нашей победой. Она была тем более важной, что именно у стен Москвы был развеян мир о непобедимости гитлеровской армии.

Бои за Сталинград

Второй раз мир затаился в те дни, когда на берегу Волги, у стен Сталинграда решался вопрос, каким путем пойдет дальше мировая история. Известия из-под Сталинграда слушали все! И в Британии, и в США, и в оккупированной Франции, и даже, как рассказывают историки, антифашисты-подпольщики в Германии. Слушали и вскоре услышали: мы снова одержали победу, но на этот раз советский народ сумел переломить хребет врагу.

Потом еще были три года войны, три года тяжелых боев и потерь. Тот, кто думает, что после Сталинграда и Курска Красная Армия только и делала, что легко гнала врага в его волчье логово, глубоко ошибается. Враг сопротивлялся очень яростно, бои были кровопролитными, а потери — большими. Тот, кто дал себе труд изучить этот период истории, хорошо знает — победа доставалась нам непросто...

И вот наступил третий момент «тишины в мировой эфире». Миллионы и миллионы жителей Земли ждали известий из Берлина. Миллионы знали, что это именно Красная Армия штурмовала Берлин, что именно ей выпала честь поставить точку в этой войне...

Теперь вернемся к тому о чем боятся признаться себе даже фальсификаторы истории нашей Победы.

Они не желают смириться с тем, что победу над самым могущественным врагом одержал Советский Союз. Если это признать, то выходит, что СССР был сильнее, чем Германия и все ее союзники, сильнее своих союзников по антигитлеровской коалиции, ведь нам пришлось долгих три года вести войну в одиночку, один на один с невероятно сильным и великолепно подготовленным противником.

Бои на улицах Берлина

Они не желают смириться и с тем, что победителем в этой войне стали народы СССР, сумевшие объединиться для победы над врагом.

Признать нашу победу, значит признать не только лучшую организацию нашего государства, но и силу духа народа, народа, которому пришлось испытать невероятную горечь поражений и утрат, но выйти из этой войны победителем.

И ведь как старались разъединить народы, некогда входившие в состав СССР! Столкнуть их лбами, заставить друг друга убивать. Но Великая Победа остается тем объединяющим фактором, который делает множество народов Союза единым целым. И это тоже страшит фальсификаторов. Если Победа их может объединить, то необходимо отнять ее, чтобы рознь была непреодолимой, чтобы они никогда не задумывались над попыткой снова объединиться!

Если все это признать, то выходит, что мы окажемся сильнее, чем гитлеровская военная машина, чем вся экономическая мощь союзников. Ну как после этого можно признать нашу страну проигравшей, пусть и в так называемой холодной войне?

Фальсификация истории нашей Победы это не прихоть тех, кто ревновал наш народ к победе над врагом, это целенаправленное стремление доказать, что мы ни на что не способны, что мы ничего не стоим, что Победа наша была случайной, что мы заваливали окопы противника своими трупами и благодаря этому победили, что наших бойцов гнали на врага комиссары с пистолетами в руках, что за нашими спинами сидели заградотряды и т.д.

Особенно поражает ненависть к воинам-освободителям, памятники которых сносятся или оскверняются. Такое поведение можно объяснить лишь тем, что в той же Польше, государствах Прибалтики было жить лучшее и веселее под гитлеровской оккупацией, чем быть освобожденными Красной Армией.

так встречали воинов-освободителей в Праге

Миллионы наших солдат полегли, освобождая народы Европы. И мы ведь не стали мстить тем народам, которые сотрудничали с фашистами, строили для вермахта танки, точили снаряды, снабжали продовольствием, а то и воевали на стороне Гитлера. А ведь могли! За неисчислимые страдания, за неисчислимые жертвы, разрушения, издевательства прийти в Европу не освободителями, но мстителями. Но наши отцы оказались благороднее и честнее, чем думали о них другие. И это еще один фактор, который не дает покоя тем, кто стремится переиначить события той войны.

В Будапеште

Переписать итоги войны это не значит сделать победителями тех, кто был в ней на вторых ролях. Это значит — доказать слабость народа, победившего. Разорвать связь потомков с их предками, как это, например, было сделано на Украине, где молодое поколение не знает и не верит в то, что их деды победили самого сильного в мире противника. Или, как в Прибалтике, где маршируют эсэсовцы, памятники которым устанавливаются в тех местах, где еще недавно стояли памятники советским солдатам.

В Белграде

Те, кто думает, что усилия «очернителей нашей истории» напрасны, ошибается. Если этим делом заниматься долго и упорно, если этим усилиям не оказывать сопротивления, если власть снисходительно будет относиться к фальсификаторам то плоды рано или поздно, но появятся. Появились же они на Украине, когда палач и убийца стал национальным героем, а внуки и правнуки победителей стали исповедовать нацистскую идеологию, осуществляя факельные шествия по городу-Герою, за освобождение которого было пролито так много крови...

В Вене

Общеизвестно, что народ прекращает свое существование, если у него отнимают память о прошлом. Историю можно так переписать, что в ней могут остаться только позорные страницы, а молодому поколению можно так преподать историю, что ему будет стыдно принадлежать к тому народу, к которому оно принадлежит. Вероятно, именно эта цель и является главной для тех, кто старается отнять у нас Победу, демонстрируя свои фобии перед величием и силой народа победителя.

P.S. Говорят, что представитель страны, проигравшей в этой войне — канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что не приедет на торжества по случаю 70-летия Великой победы. Не знаю, кто ей это посоветовал или на что она обиделась, но более опрометчивого шага принять было нельзя. Это политическая ошибка, последствия которой еще долго могут давать о себе знать. Судите сами, если представитель страны, потерпевшей поражение во Второй мировой войне, не приедет на торжества по случаю победы, то выходит, что эта страна уже перестала признавать свое поражение? Но ведь Германия поиграла не только СССР, но и его союзникам по антигитлеровской коалиции. Выходит, что и перед ними Германия перестала признавать свое поражение?

Не стоит делать политических ошибок, фрау Меркель