Коллеги с сайта lenta.ru, анализируя так называемый «антикризисный план правительства», к разработке которого причастен глава Минэкономразвития, спрашивают: «Спасет ли экономику антикризисная программа Алексея Улюкаева»? Забегая вперед сразу скажем: не спасет. И не потому, что к этой программе имеет отношение преданный, но, увы, недалекий, гайдаровец Улюкаев. И не потому, что стоимость «помощи» едва не дотянула до 1 трлн рублей. И даже не потому, что эти немалые деньги могут осесть в карманах чиновников к реализации данной программы причастных. А потому, что наш экономический блок очень смутно представляет себе, что такое современная российская экономика и что с ней надо делать, чтобы она оживилась.

Снова пытаемся погасить кризис деньгами?

Во время кризиса 2008-2009 гг. правительство решило спасать экономику путем вливания в банковскую систему сотен миллиардов рублей. К чему это привело? К тому, что банки, как это могут делать только российские банки, «освоили» эти миллиарды, не дав промышленности ничего.

На этот раз правительство решило влить деньги в промышленность, аграрный сектор и еще «кое-куда». Эффект будет аналогичным. И вот почему.

Начнем с парадокса, который сегодня беспокоит россиян, не меньше, чем рост курса доллара и падения цен на нефть. А именно, почему, когда цена на нефть падает, стоимость литра бензина в РФ неуклонно растет?

Правительство вольет кучу денег в экономику, но снизится ли в результате этой меры цена литра топлива? Нет, не снизится, а это значит, что в данном направлении траты на поддержку отечественной экономики абсолютно неэффективны.

Кризис, как известно, это такой инструмент, который очень показательно выявляет слабые места в экономике. Так и на этот раз -- «казус с бензином» наглядно выявил наличие монополистического сговора. И что сделало правительство и в частности, так называемое Федеральная антимонопольная служба (ФАС)? Ровным счетом ничего. Нефть падает, бензин растет.

Все выше и выше, и выше!

А ведь для того, чтобы решить этот вопрос, не надо вкладывать миллиарды рублей. Напротив, эти самые миллиарды можно вернуть в казну, наказав монополистов и разрушив их козни в области ценообразования на рынке розничной продажи топлива.

Таким образом, против главного и самого мощного тормоза развития отечественной экономики, которым является монополизм, правительство, похоже, бороться не собирается. А ведь монополизм — это не только ценовой сговор на рынке топлива. Он наблюдается едва ли не на большинстве рынков, в том числе на энергетическом, банковском, жилищно-коммунальном, транспортном и т.д.

Вы можете изучать антикризисную программу правительства вдоль и поперек, но мероприятий, направленных на ликвидацию монопольных сговоров, вы там не найдете. Монополии — погубят не только этот план, но и любые планы, сожрут любые деньги, которые на реализацию таких планов будут направлены.

Но монополизм — это мощный, однако далеко не единственный тормоз, препятствующий росту экономики Родины.

Вот еще один парадокс. Почему, до введения санкций, отечественные корпорации, банки охотно шли заимствовать на зарубежный кредитный рынок? Многие скажут, что там «процент был ниже». Но это лишь поверхностная причина. На глубине лежит отсутствие полноценного рынка кредитования внутри страны. Шли на внешние рынки заимствований потому, что внутренний рынок такого рода услуг не был создан сознательно. Его нет до сих пор. Система была выстроена таким образом, что кредит можно было взять только в валюте. Нечего и говорить, что в валюте его нужно было и возвращать. Вот вам и шок, который экономика пережила в ноябре-декабре 2014 года, когда рубль обвалился, в том числе и потому, что настало время возвращать взятые до введения санкций кредиты.

Есть куда стремиться!

Так вот, если план правительства не предусматривает развитие отечественного (внутреннего) рынка кредитования, то можно вливать кучу денег в промышленность, аграрный сектор и еще «кое-куда», ничего не изменится. В настоящее время большинство российских предприятий либо зависли от того, что не смогли вернуть ранее взятые кредиты, либо, не имеют оборотных средств, либо вынуждены будут первые пришедшие к ним средства пустить на выплаты процентов и ранее взятых кредитов.

Для развития (роста) нужны не разовые вливания, а наличие системы, позволяющей кредитовать различные сектора экономики. Коль такой системы нет, то и в этой части антикризисный план — пустышка, который не только не обеспечит хоть какой-то рост (даже в масштабах элементарного оживления), но уже на первых этапах усугубит спад, ведь деньги могут быть потрачены по старым обязательствам, а новых поступлений уже не будет.

Между тем, ЦБ РФ на днях принял решение сохранить ставку рефинансирования на прежних 11%, дав всем понять, что пресловутая борьба с инфляцией, по-прежнему является для него приоритетом и не о каком внутреннем рынке кредитования не может быть и речи.

Именно отделение банковского сектора от промышленного наглядно показало, что истинная цель антикризисного плана правительства — это, по-сути, отмывание 750 млрд рублей.

Регионы просят рубля. Они задыхаются, имея совокупный долг, который уже вплотную приблизился к 3 трлн рублей. И антикризисный план правительства предусматривает выделение регионам, едва ли не половину общей суммы, рассчитанной на так называемую поддержку промышленности.

Анализ ситуации с долговыми обязательствами регионов

Но о какой промышленности в регионах может идти речь, если их бюджеты более, чем на 70% обременены социальными обязательствами. Неужели главы регионов станут отказываться от исполнения этих самых социальных обязательств? Если в вверенных им регионах будет разваливаться промышленность, им за это ничего не будет, а вот если назреет социальный протест, а то и бунт, то не сносить им, несчастным, головы.

Но дело даже и не в этом, дело в том, что система дотаций (кстати, работающая не по четко установленным правилам и законам, а по произволу), которая и до антикризисного плана вливала деньги в регионы, не приводила даже к намекам на рост. И не мудрено, если учесть, что большая часть российских регионов в долгах, как в шелках, а их главы молят выделить им бюджетные кредиты для того, чтобы закрыть обязательства по кредитам коммерческим.

Поэтому нельзя исключать, что влитые в регионы миллиарды рублей очень скоро окажутся на счетах тех банков, которые являются кредиторами дырявых региональных бюджетов.

Вот почему деньги, которые будут выделены регионам в рамках антикризисного плана, это деньги, которые ничего не изменят и очень быстро (буквально стремительно!) могут уйти в песок.

Какую же кнопочку нажать, чтобы выйти из кризиса?

Даже если правительство начнет контролировать чуть ли не каждую копейку из выделенных средств (чего оно до сих пор так и не научилось делать), это не значит, что данные средства хоть как-то облегчат участь региональных экономик, которые загонялись на рецессионное дно в течение, как минимум, последних десяти лет.

И в завершении хотелось бы напомнить о главном — о словах и мыслях бывшего главы минфина Алексея Кудрина. Несмотря на то, что Алексей Леонидович только и говорит о необходимости структурных реформ, без которых любой антикризисный план лишен смысла, нельзя не признать его правоту. Если, к примеру, экономический блок правительства за весь период кризиса только и делал, что нащупывал «хрупкое дно» в экономике и не занимался борьбой с монополизмом, развитием внутреннего рынка кредитования, программой развития региональных экономик и т.д., то предложенный ныне антикризисный план никак не повлияет на динамику роста. Ну никак, даже в плане замедления спада, ведь спад прекращается только при условии оживления, а в дальнейшем и росте спроса, спроса не импульсивного и разового, а долговременного.

Говорят, что деньги, выделенные на антикризисную программу, были получены за счет той самой замороженной части пенсий и за счет сокращения индексации пенсий. Получается, что средства, которые должны были оживить спрос, пойдут на поддержку предложения?