Прогноз МЭР: не сбылся с абсолютной точностью

Если вы думаете, что сей фантастический план родился в голове, не дай бог, самого г-на Улюкаева и его сотрудников, то вы, по всей видимости, ошибаетесь. Идею, так называемой, «бюджетной консолидации» в своих рекомендациях еще в прошлом году предлагал Международный валютный фонд.

Дело в том, что специалисты из МЭР предлагают снизить реальные доходы населения, занятого, преимущественно, в бюджетной сфере. Стало быть, речь идет о сокращении бюджетных расходов. Все в строгом соответствии с рекомендациями МВФ. Фон рекомендовал “официальным властям” “сократить государственные расходы и привести их в соответствие с более ограниченными ресурсами».

Так что не надо думать, что в ведомстве Алексея Улюкаева сидят люди, у которых семь пядей во лбу. Никаких пядей, кроме рекомендаций валютного фонда там никогда не было и, по всей вероятности, не будет.

Однако не стоит думать, что обнародованная идея сокращения заработных плат не имеет своей, так сказать, внутренней логики. Она есть, но выглядит весьма своеобразно.

Дело в том, что российская экономика, с недавних пор, столкнулась с резким спадом инвестиций. В досанкционные времена, когда рынок внешних заимствований был широко открыт, главным образом, для корпоративного бизнеса, проблем с инвестициями не было. По крайней мере, можно было всегда “подзанять деньжат”, чтобы  реализовать какой-нибудь очередной “инфраструктурный проект”. Когда этот рынок закрылся, у корпоративного бизнеса не осталось ничего кроме долгов. При этом мало кто задумывался над тем, а как там случилось, что отечественная экономика не может развиваться без внешних заимствований и лишена источников внутреннего кредитования.

Ну что, дорогой, ты готов к поиску экономического дна?

Разумеется, в ответ на этот “иезуитский ход Запада” мы ответили введением контрсанкций, главным образом, против ввоза заграничной жратвы. Это никак не повлияло на рынок заимствований. При этом, как мы уже отмечали, внутренних источников кредитования реального сектора у нас не оказалось.

В этих условиях наш экономический блок стал ориентироваться на самый заманчивый и, на первый взгляд, самый доступный источник денег -- на резервный фонд, который терпеливо формировал бывший министр финансов Правительства РФ Алексей Кудрин. Этот фонд слегка потрепали, но вскоре с самого верха поступил запрет на растранжириванием всех суверенных фондов. Слезные просьбы олигархов выделить пару-тройку триллионов из кубышки, натыкались на жесткий отказ.

Поэтому “последним источником вдохновения” стал бюджет. Но его прежде нужно было разгрузить он “необоснованных трат”. Известно, что в РФ существует так называемый “бюджетный навес”. Он связан с с достаточно высокой долей  населения, занятой в бюджетной сфере или финансируемой из нее. Речь идет о бюджетниках (учителях и врачах), пенсионерах и всех трудящихся, занятых в государственном секторе экономики.

Траектория падения началась еще до 2014 года

В этой связи и МЭР и Минфин стали основными инициаторами сокращения бюджетных расходов. Этим целям было посвящено углубление реформы образования и здравоохранения. При этом главной целью было не стремление сделать эти сферы более эффективными, а банально сократить расходы на их финансирование. В результате ничего кроме сокращения штатов бюджетников из это затеи не вышло, да и не могло выйти, если учесть главную цель.

Тем не менее, “бюджетный навес” все еще оставался тяжелым. Обязательства, ранее принятые государством перед бюджетниками, особенно накануне больших выборов, отменять никто так и не решился. Поэтому у нас бюджетные выплаты, на первый взгляд, не сокращаются, но при более пристальном рассмотрении выясняется, что они и не растут и расти не собираются.

На этом печальном фоне и рождается идея снижения реальных доходов населения на период пока экономика не выйдет на траекторию роста. Предполагается, что средства, высвобожденные за счет урезания зарплат позволят повысить корпоративные прибыли. Они-то и станут основным драйвером инвестиций. Грубо говоря, давайте увеличим число бедных для того, чтобы выйти из кризиса.

Сразу скажем, что эта идея достойна Нобелевской премии по экономике. И если она будет реализована на практике, то в дополнении к медали Столыпина П.А., которой уже награжден министр экономического развития Алексей Улюкаев, он вполне может стать и нобелевским лауреатом.

За это, дружище, и Нобелевской премии не жалко

Напомним, что медалью Столыпина награждают за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны, в том числе реализации долгосрочных проектов Правительства Российской Федерации в таких областях народного хозяйства, как промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт, наука, образование, здравоохранение, культура. Вероятно, вклад Улюкаева в эти сферы был так велик, что российская экономика преодолела рецессию и вышла на траекторию роста. Злые языки по этом поводу говорят, что Алексей Валентинович был удостоен этой награды не иначе, как за поиски дна, на котором оказалась экономика РФ.

Фундаментальной основой экономической рецессии, насколько нам известно, является падение потребительского спроса. Оно, в свою очередь, объясняется падением реальных доходов населения. Поэтому для оживления и последующего роста экономисты рекомендуют задуматься  над стимуляцией потребительского спроса. У нас экономический блок намерен поступать наоборот -- увеличивать численность бедных для того, чтобы обеспечить экономический рост. Вы как хотите, а здесь без Нобелевской премии никак не обойтись.

В условиях, когда “еще не поздно” правительство ориентируется на накопления населения, стремясь привлечь их в экономику, но МЭР сознательно отказывается от этого шага, полагая, что надо увеличить накопления в так называемом государственном секторе экономики и секторе малого и среднего бизнеса. Разумеется, что эти сектора, даже если их ничем не обременять, т.е. ни дополнительными налогами, ни дополнительными сборами, могут рассчитывать на поступление средств только из сбережений, накопленных  населением.

Даже цены на нефть перестали влиять на экономический рост

Конечно, население добровольно со своими накопленными средствами расставаться не станет. В былые времена, когда на карте мира еще существовал СССР, была широко развита практика внутренних займов, когда из экономики изымались “лишние деньги”, чтобы не было не только инфляции, но чтобы и население не жирело, а советская экономика получала дополнительные инвестиции. Теперь на такого рода займы правительство пойти не может по вполне понятным причинам -- у населения нет доверия к правительству, а принудительно, т.е. открыто “накопленное непосильным трудом” изъять невозможно, не вызвав широкого недовольства у граждан.

Поэтому изъятие будет осуществляться  вполне “цивилизованным путем”. Планы уже разработаны и экономический блок ждет только отмашки. Например, это очередной виток пенсионной реформы, посредством увеличения пенсионного возраста и лишения целого ряда льгот пенсионеров (выслуга, вредное производство, отмена пенсий для работающих пенсионеров  и т.д.).

Кроме того, начнется “цивилизованное изъятие” через увеличения разного рода платежей за услуги, которые еще вчера были либо бесплатными, либо стоили не так дорого. Например, недавно введенная норма оплаты так называемого капитального ремонта. Нечего говорить о платной (и плохой по качеству) медицине, ползучем введении платного образования, тоже, кстати, плохого и некачественного.  Наконец, это пресловутое сокращение реальных доходов населения, преимущественно, занятого в бюджетной сфере.

Вот такие они -- русские экономические горки

Идем дальше. Увеличение числа бедных незамедлительно скажется и на без того низком платежном спросе населения. В таком случае это население станет переходить исключительно на покупку дешевого низкокачественного продовольствия или, как это было в 90-е годы, на питание “с огородов” и приусадебных хозяйств. Целые сектора экономики, производящие (или поставляющие) скажем, бытовую технику, мебель, одежду и т.д. окажутся исключенными из сферы потребления, а, стало быть, будут вынуждены сворачивать свою деятельность, в том числе и посредством сокращения численности занятых. Поскольку пособие по безработице в РФ таковым не является и призвано исключить всякое желание россиянина становиться на учет на бирже труда, то к бедным бюджетникам присоединятся и многочисленные группы населения, занятого в тех секторах экономики, спрос на продукцию которых резко упадет по вполне понятным причинам.

В МЭР предполагают, что снижение доходов населения будет сопровождаться ускоряющимся ростом инвестиций.

Планируется, что рост инвестиций будет возможен и благодаря господдержке «системообразующих и эффективных инвестиционных проектов» и будет сопровождаться «опережающим ростом инвестиций в инновационные сектора экономики». То есть инвестиции будут не только частными, но и государственными из средств Фонда национального благосостояния, а отток капитала в 2019 году (вы не поверите!) даже может обнулиться.

Как-то так

При таком плане через год-два  обедневшее в конец население почувствует все преимущества от реализации системообразующих и эффективных проектов и в полной мере вкусит плоды инвестиций направленных в инновационные  сектора экономики. Вот только жаль, как сказал классик, что жить в эту пору прекрасную не придется ни мне ни тебе.