Ну что, Андреич, ты к выборам в одномандатных округах подготовился?

Действующая власть всерьез озабочена тем, чтобы эти выборы прошли максимально открыто, а их результаты стали итогом прозрачной и честной конкурентной борьбы. Вероятно, это связано с теми уроками, которые власть извлекла после выборов 2011 года, когда не только несистемная оппозиция попыталась вывести массы на площади, чтобы торпедировать итоги избирательной кампании, но и «обиженные» парламентские партии, выступили с обвинением в адрес партии власти в том, что она украла у них голоса.

Попытка дестабилизировать политическую обстановку в стране, предпринятая в декабре 2011 года, как известно, закончилась провалом, прежде всего для несистемной оппозиции, но и власть сделала соответствующие выводы. Речь идет не только о внесении ряда поправок в избирательное законодательство — например, возвращение в практику выборов по одномандатным округам, но и о стремлении предоставить ведущим участникам избирательного процесса сравнительно равные условия для электоральных игр.

В этой связи предстоящий избирательный цикл резко отличается от тех, что ему предшествовали. Это можно назвать ответственностью политических партий за весьма хрупкое социально-экономическое положение, которое стало складываться после развертывания кризиса в экономике, падения жизненного уровня населения и заметного обострения внешнеполитической обстановки.

Но, как нам кажется, главной причиной «мирного договора» партий между собой стала боязнь взять на себя всю полноту ответственности за весьма непростую внутри и внешнеполитическую ситуацию в России сегодня.

Например, аналитики полагали, что непростая социально-экономическая ситуация в стране идеальна для того, чтобы левые партии, объединившись, могли если и не взять всю власть, то хотя бы добиться большинства на выборах в нижнюю палату парламента. Однако этого не произошло. Ведущая левая сила — КПРФ, заняв крайне консервативную нишу в политическом спектре, решила двигаться на выборы одной отдельно взятой колонной, явно рассчитывая на какое-то определенное количество голосов в Госдуме, которое позволит ей сохранить, как минимум, прежние позиции в парламенте. В этой связи в КПРФ не произошло ни качественного, ни количественного изменения.

А спорим, что мы вас обойдем по округам?

Даже несмотря на то, что КПРФ сегодня разработала довольно любопытную программу, она вряд ли будет реализована хотя бы потому, что ее начнут отстаивать те, кто все это время уже находился в стенах Госдумы. Новая программа, согласитесь, на то и новая, что ее должны реализовывать новые люди.

Такую позицию партии нельзя объяснить иначе, чем не желанием брать на себя ответственность. КПРФ оказалась готовой к компромиссу за энное количество мандатов, напоминая собой партию «мальчишей-плохишей», готовых за бочку варения и корзину печения отказаться от ответственности за судьбу страны.

Не коснулись перемен и позиции двух других парламентских партий — ЛДПР и «Справедливой России». Эти организации словно застряли на каком-то полустанке в ожидании поезда. Но при такой политике, какую проводят их лидеры, этот поезд вряд ли придет в пункт назначения.

Мы сейчас даже не о смене лидеров, и не об омоложении рядов. И в ЛДПР, и в СР есть немало молодых людей, но их главной особенностью является отсутствие собственных позиций и взглядов. Оно, конечно, понятно, внутрипартийная дисциплина и воля лидера — превыше всего, но так было вчера, так и осталось сегодня. Стало быть, и цель все та же -- получить какое-то число мандатов.

Но если системные оппозиционные партии полагают, что на этот раз все обойдется без «вбросов», «каруселей» и прочих «фальсификаций», то их ожидания оправдаются лишь отчасти, поскольку в этом избирательном цикле появляется новый фактор — битва за электорат в одномандатных округах.

Сегодня партиям придется делить не все 450 голосов, как это было раньше, когда преобладал пропорциональный принцип выборов, а только 225. Даже если мы разделим эти голоса в равной пропорции, даже квалифицированного большинства не получится без одномандатников. Поэтом решающая битва за мандаты развернется, как раз в округах. Для партий системной оппозиции эта битва может стать своеобразным Ватерлоо.

Еще теснее сплотим ряды вокруг родной Либерально-демократической партии и ее вождя и учителя!

И здесь вдруг выясняется, что для победы в предстоящей электоральной битве нужна организация. Не политическая организация сама по себе, а организация всего процесса. Согласитесь, что организация выборов в одномандатных округах только на первый взгляд кажется простой. На самом деле, после почти десятилетнего перерыва ее придется выстраивать заново. Стоит отметить, что системные партии к такой организации оказались не готовы. Не только потому, что у них на это не оказалось достаточно времени и денег (денег, как известно, нет, а держаться надо), но и потому, что на местах партийные подразделения системной оппозиции практически не развивались.

На примере Саратовской области это хорошо видно. Например, региональное отделение КПРФ было фактически оголено после выборов 2011 года, когда фактически на ПМЖ в Первопрестольную перебрались почти все мало-мальски заметные лидеры. Наезды в глубинку, проведение здесь «громких» пресс-конференций не могут заменить организационной работы. Она тем более осложнена отсутствием кадров, а те, что есть, представляют собой группы лиц пенсионного возраста, которым вести активную политическую борьбу сложно уже просто физически.

А Маркс-то и не знает!

К примеру, триумфальная победа коммунистов в двух ударных одномандатных округах в Саратовской области на выборах в Госдуму в декабре 1999 года были одержаны исключительно благодаря наличию сильной региональной организации, во главе которой стояли амбициозные и молодые лидеры, а сама организация была на подъеме, имела широкую сеть подразделений, армию агитаторов и пропагандистов.

Еще хуже в регионе дела обстоят у ЛДПР и СР. Здесь работа в глубинке даже и не начиналась, а организация предстоящих баталий в одномандатных округах оставляет желать лучшего. Особенно наглядно это заметно на примере выдвижения кандидатов. К примеру, региональное отделение СР, которая в былые времена выдвигала из своих рядов более или менее узнаваемых лидеров, ныне выдвинула абсолютно нераскрученных кандидатов, победа которых в одномандатных округах — сомнительна уже с самого начала. И ведь нельзя сказать, что системная оппозиция узнала о предстоящих выборах по мажоритарному принципу слишком поздно. Просто оказались не готовы, не смогли построить организацию.

Подобная участь постигла и региональное отделение ЛДПР, где из всей партийной массы население если кого и знают, то исключительно Антона Ищенко, который уже давно в Саратовской области является человеком-партией. Нам уже приходилось отмечать, что шансы у регионального отделения ЛДПР могли бы повыситься, если бы того же Ищенко удалось бы клонировать хотя бы на четыре (по числу одномандатных округов) кандидата, но гарантии на успех нет и в этом случае.

Поэтому мы можем прогнозировать провал системной оппозиции в одномандатных округах. По крайней мере, в Саратовской области. И этот провал будет закономерным, поскольку несистемные партии опоздали с организацией борьбы за мандаты в округах.

Строевой смотр накануне электоральных ристалищ

В это связи, как мы уже отмечали, партия власти оказалась наиболее подготовленной. Мы не думаем, что это стало возможным исключительно потому, что «Единая Россия» оказалась весьма близкой к так называемому административному ресурсу. Партии на самом высоком уровне запрещено этим ресурсом пользоваться. Это, конечно, не значит, что она к нему не будет прибегать по мере необходимости, но это не значит и то, что такой ресурс будет играть ту роль, которую он играл в предшествующих избирательных циклах.

Все началось с праймериз. Как бы к нему не относились и системные и несистемные силы, праймериз позволил ЕР провести генеральную репетицию. Многие подумали, что это была репетиция выборов по партийным спискам, но на самом деле это была проверка организации выборов по одномандатным округам.

Как мы уже отмечали, именно одномандатные округа, при грамотной организации, способны дать политической организации если и не ударное, то квалифицированное большинство в нижней палате парламента.

Например, наиболее ярким показателем грамотной организации работы в одномандатных округах на примере все той же Саратовской области, является список претендентов на мандаты в округах. Если, например, региональное отделение СР, не говоря уже об ЛДПР, выдвинуло совершенно неизвестных кандидатов, на раскрутку которых уже нет времени, то региональное отделение ЕР заполнила округа фигурами хорошо известными, засвеченными, как на федеральном, так и на региональном уровне.

Этих кандидатов готовили заранее, они активно мелькали в СМИ, работали, так сказать, в гуще масс еще задолго до наступления решающей фазы избирательной кампании.

Ну вот, дорогая, теперь у нас появилась возможность выбирать по одномандатным округам

Замысел стратегов партии власти здесь очевиден: на пропорциональном уровне возможна конкурентная борьба в рамках парадигмы прозрачности, открытости и максимальной легитимности, даже потеря части голосов по партспискам позволит восполнить эту потерю за счет выдвинутых партией более 200 кандидатов по одномандатным округам. При этом успех в округах может быть достигнут исключительно благодаря организации выборов.

Вот почему, когда некоторые наблюдатели только посмеивались, говоря о том, что вряд ли партия власти сумеет и на этот раз обойтись без административного ресурса, выяснилось, что победу одержать можно и в конкурентных условиях, если правильно выстроить все элементы стратегии и тактики. По крайней мере, мы попытались понять, как этого можно добиться, не нарушая установки свыше — провести честные выборы.