Я вижу светлое рыночное будущее новой России!

Но начать нам хотелось бы не с сути спора между «монетаристами» и «инфляционистами», а со слов одного из потенциальных претендентов на пост президента США, госпожи Хиллари Клинтон. В ходе предвыборной кампании Клинтон сказала: «Сейчас Москва и Пекин завидуют нашим союзам по всему миру, потому что у них ничего подобного нет. Им бы очень понравилось, если бы мы избрали президента, который поставит этот источник силы под угрозу. Если Дональд добьется своего, в Кремле будет праздник. Мы не можем позволить этому случиться».

В Кремле лишь посмеялись по поводу столь эпатажного заявления г-жи Клинтон. В частности, пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков сказал, что в Кремле не понимают, каким мог бы быть повод для праздника в России в случае победы Дональда Трампа на выборах главы США.

Очень скоро эта «легкая перестрелка» прекратилась и о высказывании Клинтон забыли, полагая, что она выразила опасение по поводу последствий победы Трампа, руководствуясь эмоциональным порывом. Чего только не скажешь, когда этот наглец Трамп постоянно намекает, что он, в отличие от нынешних демократов, сумеет найти общий язык с президентом Путиным.

У России нет альтернативы

Какая же связь может лежать между заявлением Клинтон и началом мозговых штурмов в Центре стратегических разработок? На первый взгляд может показаться, что никакой, но на самом деле это не так.

Мы явно недооцениваем то десятилетие, которое у нас с чьей-то легкой руки называется «лихими 90-ми». Надо заметить, что в последнее время СМИ сделали немало, чтобы общество оценило это десятилетия только по двум параметрам. С одной стороны — это были годы «рывка к свободе», рынку, демократии, а с другой — это было время развала, нищеты и геополитического отступления России по всем фронтам. За трескотней по этому поводу скрывается главное: попытка осмысления того, что на самом деле произошло в течение этого десятилетия. И прежде всего, что произошло с властью.

Как нам представляется, еще в начале 90-х годов в стране произошел перехват управления, суть которого состоит в расстановке на ключевых постах не просто конкретных фигур, а фигур «идеологически правильно сориентированных». Конкретные фигуры могут перемещаться по вертикали или даже по горизонтали, но идеология, которой они служат, должна оставаться неизменной.

Дело в том, что люди, которые пришли к власти поэтапно, в течение 90-х годов, никогда и никуда от этой власти не уходили. Происходила всего лишь «рокировка», когда, например, руководитель уступал место заму, а затем зама сменял следующий зам. Особенно ярко это можно было проследить на примере глав ЦБ РФ. Дубинин-Геращенко-Игнатьев-Набиуллина. Исключением здесь является только Виктор Геращенко, но его призвали «спасать денежную систему страны» после дефолта. Когда же мавр сделал порученное ему дело, на ключевой пост вернулись «свои люди».

Главное, что мы воспитали достойных реформаторов

Или, скажем, министерство финансов. В 1997 году его возглавил Анатолий Чубайс, затем его сменил Михаил Задорнов, на смену которому пришел Михаил Касьянов, которого сменил Алексей Кудрин, а Кудрина — его зам Антон Силуанов.

Нечто подобное можно наблюдать и в еще одном ключевом ведомстве — министерстве экономического развития и торговли.

В 1994 году его возглавил Евгений Ясин. Ему на смену поэтапно пришли его ученики и последователи — Яков Уринсон, Герман Греф, Эльвира Набиуллина, Алексей Улюкаев. Исключением были Андрей Шаповальянц и Андрей Белоусов. Но в отличие от первой группы они возглавляли МЭРТ не более года, в то время, как например, Греф руководил этим министерством семь лет, Набиуллина — пять, а Улюкаев «ищет дно» вот уже третий год и, вероятно, пока его не найдет, так на этом посту и останется.

В каждом из трех взятых нами ключевых министерств, обязательно должен отметиться «главный либерал-рыночник», ярый проводник идеологии монетаризма и, по всей вероятности, куратор группы.

Например, в ЦБ — это был Дубинин, в Минфине — Гайдар и Чубайс, в Минэкономразвития — Ясин.

Пока руководитель исполняет свои обязанности, он активно готовит себе смену. Его не должен сменить человек из другого клана, только свой «идеологически чистый» В ЦБ это связка — Дубинин-Игнатьев-Набиуллина, Минфине -- Чубайс-Кудрин-Силуанов, в МЭРТ -- Ясин-Греф, Набиуллина-Улюкаев.

Эти связки охватывают период длиной около двух десятилетий. Например, Ясин был главой министерства экономики в 1994 году, а Улюкаев был назначен в 2013 году. В промежутке большую часть времени это ведомство возглавляли Греф и Набиуллина. Что касается Минфина, то со времен, когда его (в 1997 году) возглавил Чубайс и до сего момента, когда его возглавляет Силуанов, прошло почти 20 лет.

Истинный либерал

Поэтому на примере только этих трех организаций мы можем сказать, что, приблизительно, с 1994 по 2016 год, т.е. в течение более 20 лет их возглавляли лица, приверженность которых к одной и той же идеологии не вызывает сомнения. У нас эту идеологию называют «либерализмом», а ее последователей — «либералами». Однако приверженцами либеральной идеологии эти люди являются только по форме, но не по содержанию. Им очень удобно причислять себя к либералам, поскольку в современной РФ другой идеологии нет. Но, поскольку, эти люди без какого либо зазрения совести эту идеологию предали, они исповедуют какую-то другую, невидимую глазом, идеологию.

Либерал в нашем понимании — это яростный приверженец «трех китов либерализма», а именно: свободы, собственности, законности. В настоящее время у нас с этими «китами», мягко говоря, проблемы. К сожалению, те, кто причисляет себя к либералам не смогли отстоять неприкосновенность, например, частной собственности. Сегодня в РФ нет частной собственности, а есть собственность, переданная в трастовое управление. Но мы сейчас не будем подробно останавливаться на истории измены российскими либералами либеральной идеологии. Пусть это останется на их совести.

Те, кто причисляет себя к либералами и якобы исповедует либеральную идеологию, не могли ее «выстрадать» в условиях «кровавого коммунистического режима». Для этого у них не было ни стимулов, ни условий, ни возможностей. Эта идеология могла бы быть почерпнута ими из книг, но и книг таких в СССР не было, а если бы они и были, то за их чтение можно было получить срок или, в лучшем случае, попасть в психушку.

Главное, не сходите с намеченного курса. Не сойдем! В доску расшибемся, но не сойдем!

В Советском Союзе был свой либерализм, но, когда пришло время ему появиться на свет, его удушили еще в зародыше. Сегодня никто только не может сказать, а какие идеи были выстраданы в период «ненавистного коммунистического режима»? А такие идеи должны были быть, ведь смогли же мудрые китайцы в условиях, когда Поднебесной руководил великий кормчий Мао, выработать свой путь развития. Наверняка, потому, что не дали перехватить управление страной внешней силе. Такой перехват как раз и происходит в точке бифуркации, когда страна стоит на распутье и решается вопрос, какой будет курс ее развития.

Таким образом, получается, что в этой самой точке бифуркации стране был навязан не свойственный ей путь развития. Для того, чтобы она пошла именно этим, а не каким-то иным путем, нужны были свои люди. Назовите их как угодно «агентами влияния», «засланными казачками» -- суть от этого не изменится.

Заход агентов влияния окончательно произошел в промежутке между 1992-1993 гг. В это время в США к власти пришел Билл Клинтон, который был ставленником так называемых «финансистов», т.е. сторонников той модели мировой экономики, которую мы имеем сегодня, а она, в свою очередь, имеет нас.

Именно «финансисты» смогли расставить на ключевые посты свои кадры, которые и «рулили отечественной экономикой». Выступая в Вашингтоне на секретном совещании начальников штабов 24 октября 1995 года президент США Билл Клинтон, говоря о России сказал: «Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях, и поэтому нельзя скупиться на расходы. Они дадут свои положительные результаты».

В начале славных дел

Напомним, что к второму сроку президента Ельцина ползучая кадровая революция в руководстве страной была уже завершена. Поэтому Клинтон, выражая волю «финансистов», заявил: «Да, мы позволим России быть державой, но империей будет только одна страна – США» (Выступление Клинтона). Тем самым он поставил перед нашими «либералами» задачу.

Не стоит удивляться тому, что кадры, выдвинутые на ключевые посты еще в начале 90-х, управляют Родиной до сих пор. Америка умеет играть вдолгую. Внешнее управление должно продолжаться в течение жизни хотя бы одного поколения. Тогда «управленцы» не только подготовят себе смену, но и окончательно переформатируют базовые ценности молодого поколения, которое уже не будет знать иной альтернативы, чем та, что укрепиться в стране всерьез и надолго. Нет же у нас сегодня альтернативы либерализму, что и следовало доказать.

И все было бы ничего, если бы в самой Америке не стали возникать «кризисные явления», приведшие к столкновения между «изоляционистами» и правящими ныне «финансистами».

Когда г-жа Клинтон говорит о празднике в Кремле, который последует после того, если вдруг к власти в США придет Трамп, она ведь не имеет в виду, что праздновать его победу будут нынешние «либералы». Для них победа Трампа ничего хорошего не сулит, ибо «изоляционисты» потребуют смены кадров, выпестованных некогда «финансистами».

Нас нельзя снимать

Праздновать будут сторонники альтернативного курса, а такие в РФ, несомненно есть. Об этом свидетельствует то идеологическое противостояние, которое мы можем наблюдать с того момента, когда «Россия повела себя не так, как следовало» и попыталась проводить самостоятельную игру. Рубежом здесь стало присоединение Крыма и введение санкций.

Есть и еще один косвенный фактор, который свидетельствует о том, что перемены грядут. Это выход на авансцену активной политики уже порядком забытого Григория Явлинского. Сегодня он не только готовится к выборам в Госдуму, но и к предстоящим в 2018 году выборам президента.

Дело в том, что в «точке бифуркации», когда решался вопрос, чьи ставленники будут управлять Россией. Республиканцы (они же по преимуществу -- «изоляционисты»), во главе которых стоял Буш-старший, сделали ставку на Явлинского, в противовес Гайдару, на которого сделали ставку демократы (преимущественно «финансисты»). С приходом к власти Билла Клинтона — победили «финансисты». Теперь, когда на повестке дня снова стоит вопрос, кто кого — Трамп или Клинтон, Григорий Явлинский снова вышел из подполья, полагая, что в случае прихода к власти Трампа, о нем обязательно вспомнят. Нельзя исключать, что наш старейший либерал-демократ получил сигнал о приведение всех своих ресурсов в повышенную боеготовность.

Если в США победу одержит Дональд Трамп — это вовсе не означает, что нам станет «легче». Произойдет смена парадигмы развития и только от нас будет зависеть то, как мы этим сумеем воспользоваться.

Поскребите любого либерала и вы увидите, что за ним стоит Гайдар

Намекая в своем выступлении о том, что Москва и Пекин завидуют нашим союзами потому, что у них ничего подобного нет, Хиллари Клинтон явно намекала на два мегаальянса — Транстихоокеанское и Трансатлантическое торговые партнерства, которые, в случае победы «финансистов» будут окончательно созданы. Обе стороны торопятся. С одной стороны спешат «финансисты», чтобы успеть все оформить еще до выборов, с другой стороны спешат наши «либералы».

В Центре стратегических исследований начались мозговые штурмы. Не думаю, что «штурмовики» ищут пути ответа на вызовы, с которыми сегодня столкнулась Россия. Скорее они ищут для себя выходы в случае победы в США «изоляционистов».