Катки гласности

Стоит отметить, что государственный долг Саратовской области на 1 июня 2015 года приблизился к отметке в 50 млрд рублей, а по некоторым данным даже превысил эту сумму. Получив в управление регион с долгом около 35 млрд рублей, Валерий Радаев за три года своего правления увеличил размер долга если и не вдвое, то в полтора раза. Полагаю, что недалек тот день, когда Радаев перекроет рекорд Павла Ипатова. Ипатов принял область с долгом около 5 млрд рублей, а покинул с долгом около 35 млрд рублей.

Правительство Валерия Радаева прекрасно понимает, что курс правления без денег — недолог. Сколько бы саратовский губернатор не призывал своих чиновников повышать ВРП, не затрачивая на это дело ни копейки, рано или поздно придется признать, что ВРП не растет без вложений, точно также как корова не дает молока, если ее не кормить.

Мне не раз приходилось писать о том, как Валерий Радаев направо и налево раздававший поручения своим подчиненным, забывал о том, что эти поручения невозможно исполнить если на них не выделены средства. Большинство этих поручений не выполнены. Но внутренние поручения и не надо выполнять, львиная их доля — это словесные интервенции, рассчитанные на публику, которую сгоняют на, так называемые, «публичные слушания».

Наш долг -- это долг каждого

Другое дело поручения внешние, т.е. те, что относятся к реализации федеральных программ. Так произошло и с программой по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья.

Во время встречи с премьер-министром Дмитрием Медведевым, саратовский губернатор набрался смелости и обратился к Медведеву с просьбой выделить дополнительные средства на реализацию данной программы. Аргументировал свою просьбу саратовский губернатор тем, что в наших палестинах, как нигде больше, аварийный и ветхий фонд превышает все мыслимые и немыслимые размеры.

Не знаю, в курсе ли Валерий Радаев того, что в центре хорошо знают, как местные чиновники завышают, например, площади погибших от засухи посевов или квадратные метры аварийного жилья. Дело в том, что при виде высокого начальства Валерий Радаев становится особенно искренним. Это и понятно, ведь не для себя же просит, а для жителей.

Однако на этот раз просьба саратовского губернатора была явно неправильно понята. На просьбу увеличить федеральную долю в финансировании программы, Радаев получил ассимитричный ответ. Ему было предложено увеличить региональную долю. Это предложение прозвучало чуть ли не в ультимативной форме. Полагаю, что в центре хорошо известно, как на местах манипулируют с показателями ветхого и аварийного жилья.

Испуганный возможными проверками, штрафами и выговорами, саратовский губернатор немедленно побежал куда надо.

Не понимаем, но одобряем

«У меня была встреча в администрации президента и министерстве финансов, и я убедил их, что нам нужен этот бюджетный кредит. И нам его выделяют, -- отрапортовал Валерий Радаев. -- Мы берем бюджетный кредит 1 млрд 100 млн рублей для того, чтобы реализовать вторую очередь на переселение. То есть там будет 700 млн рублей федеральной субсидии и 1 млрд из областного бюджета», - заявил он.

И в этот раз Радаев попытался быть искренним. Между тем, за три года пребывания в политике можно было понять, что искренность в этой самой политике недопустима, а то и вредна.

Обратите внимание на последовательность Радаева. Сперва он мчится в администрацию президента (это после взбучки полученной от премьер-министра, которому стало известно об отставании Саратовской области в реализации программы отселения граждан из ветхого и аварийного жилья), а уже оттуда в Минфин. При этом Радаев говорит, что ему удалось «убедить» обе стороны.

Признаться, мне трудно поверить в способность Радаева «убеждать» федеральных чиновников, ибо аргументы, изложенные им премьеру о невероятных размерах аварийного фонда в Саратовской области, явно неубедительны, а, напротив — подозрительны.

Строитель Сараев рассказывает губернатору о строительстве старого ТЮЗа

Скорей всего, никого саратовский губернатор не убеждал. Просто «пожалился» кому надо. Но ситуация с федеральным бюджетом ныне такова, что никто просто так ничего выделять из него не будет. Прежняя схема не сработала. Чтобы выйти сухим из воды и не напороться на внеочередную проверку о том, как на самом деле в Саратовской области обстоят дела с реализацией программы, нашему жалобщику пришлось довольствоваться, так называемым, бюджетным кредитом. В результате возникла совершенно неожиданная схема дальнейшего софинансирования программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья.

Если раньше доля федерального бюджета в финансировании составляла не менее 60-70%, то в этот раз пропорции кардинально изменились. Об этом рассказал сам Радаев: «Мы берем бюджетный кредит 1 млрд 100 млн рублей для того, чтобы реализовать вторую очередь на переселение. То есть там будет 700 млн рублей федеральной субсидии и 1 млрд из областного бюджета». Вот, что значит быть искренним!

Особенно в условиях, когда за срыв сроков строительства новых домов по госпрограмме переселения из ветхого жилья предусмотрены штрафные санкции!

Окружение саратовского губернатора попыталось подсластить горькую пилюлю, раструбив в СМИ, что кредит этот бюджетный, а стало быть «недорогой». Раньше говорили, что бюджетный кредит, как правило, берется под смехотворный 1% годовых. Это вам не 13% коммерческого кредита.

На самом деле, когда власти говорят о бюджетном кредите, они лукавят. Не углубляются в эту тему и СМИ, которые особо подчеркивают, что кредит этот — некоммерческий. Дело в том, что бюджетный кредит — не лучше, а иногда даже хуже коммерческого.

Защитники интересов человека труда

Согласно Бюджетному Кодексу РФ (БК РФ) бюджетный кредит – это определенная форма финансирования бюджетных расходов, предполагающая предоставление денежных средств юридическим лицам или другому бюджету на возмездной и возвратной основах.

При этом способы обеспечения исполнения обязательств заемщика не менее жесткие. Бюджетный кредит выдается под: поручительства, банковские гарантии, залог имущества (акций, других ценных бумаг, паев в размере 100% от предоставляемой суммы кредита). Обеспечение по бюджетному кредиту должно обладать высокой ликвидностью.

Условием для предоставления такого кредита является предварительная ежедневная проверка финансового состояния кредитуемого. Если заемщик не может обеспечить возврат, то займ ему выдан не будет.

Получатели бюджетного кредита предоставляют отчет об его использовании. Уполномоченные органы могут в любое время действия договора проверить целевое использование средств и самого заемщика.

Но человек труда, похоже, готов защитить себя сам

Бюджетный кредит из федерального бюджета может предоставляться бюджетам субъектов РФ на срок равный одному году. Процентная ставка устанавливается федеральным законом на следующий финансовый год. Если в срок, определенный заранее, долг не возвращен, то не выплаченный остаток погашается за счет таких средств: отчислений от федеральных налогов и сборов; дотаций из федерального фонда финансовой поддержки субъектов РФ.

Иными словами, процент может составлять от 0,1 до 1% годовых, но в случае невозврата, за бюджетный кредит придется расплачиваться по полной программе. И если, например, какой-либо субъект федерации не получил дотации из центра. вполне возможно, что они ушли на погашения задолженности по бюджетному кредиту.

Наряду с 1 млрд 100 млн рублей, полученных регионом на реализацию программы переселения, область получила бюджетный кредит на сумму 2 млрд 900 млн рублей. Куда же пойдет этот кредит?

Министр финансов Александр Выскребенцев пояснил, что «данные средства пойдут на погашение бюджетных кредитов». «Мы должны были выплачивать предыдущие банковские кредиты в июне-июле и сейчас вновь получили кредит. Процентная ставка по этим кредитам составляет 0,1 %. Если бы не данный кредит, то нам пришлось бы привлекать коммерческие. Так мы экономим до 50 % процентной ставки», - заверил министр (ИА Взгляд-Инфо).

Так мы экономим до 50 % процентной ставки

Когда речь заходит о финансах, информация становится особенно запутанной. Этот «пассаж» министра Высркебенцева можно понять только если заменить «бюджетные кредиты» «коммерческими кредитами». В противном случае зачем говорить об экономии «до 50% процентной ставки».

Если мы правильно поняли. то в июне-июле пришла пора гасить коммерческие кредиты, а денег нет, и тут приходит бюджетный кредит, им и рассчитаются, чтобы в случае просрочки не платить 13,5%, а 7,5%.

Но говорить о том, что область продолжает погружаться в долговую яму, у министра финансов язык не поворачивается. Вот и стали говорить о возврате «бюджетных кредитов», делая вид, что коммерческие кредиты — подождут.

Буквально через день после своего первого заявления министр Выскребенцев все же уточнил, что «сокращен объем банковских кредитов на 2,9 млрд рублей за счет получение бюджетного кредита» (ИА Взгляд-Инфо).

Клеймить позором саратовского губернатора за то, что он продолжает наращивать госдолг региона — бессмысленно. По-другому управлять регионом ни он, ни его правительство не могут. И не только из-за кризиса или из-за отсутствия более или менее внятной экономической политики в регионах, а, скорее, из-за непонимания того, что такое экономика вообще.

Деньги валяются под ногами, а мы по-прежнему берем в долг

Я не знаю, останется ли Валерий Радаев на посту губернатора Саратовской области после 2017 года. Зато мне точно известно, что себе ли или своему преемнику он оставит госдолг не менее (а может быть и более) 50 млрд рублей.

Ну и что? Оставил же Ипатов Саратовскую область с долгом в более, чем в 35 млрд рублей. И ничего ему за это не было. Пришел Радаев, обещая не наращивать долг. Но все равно — нарастил. И если завтра Радаев уйдет, оставив область с долгом в 50 млрд рублей, ничего ему за это не будет.

Его приемник, тоже попытается погасить такой долг, но и у него ничего не получится...

Эта «дурная бесконечность» будет развиваться по спирали: долг региона будет расти, а сам регион приходить в упадок.

Я не знаю, как спит где-то в других палестинах Павел Ипатов. Снятся ли ему заволжские степи, слышит ли он чей на Волге стон раздается. Полагаю, что спит он крепко.

Я не знаю, как будет спать Валерий Радаев, вспоминая о том, какой регион он принял и какой оставил. Но меня поражает отсутствие элементарного понимания, ответственности перед теми поколениями, которым придется жить в этом регионе... Но это уже из области высокого, когда личность стремится не наследить, а оставить след в истории. Саратовская область слишком велика для таких деятелей, как Ипатов и Радаев. Велика и непонятна. У них бы хорошо получалось руководить атомной станцией и районом. Было бы хорошо всем: и атомной станции, и району и Саратовской области.

Когда бы таких людей земля не посылала миру, завяла б нива жизни...