Американские изоляционисты принимают "Доктрину Монро"

В своей программной речи на съезде республиканской партии Дональд Трамп еще раз подчеркнул, что его главным лозунгом является лозунг -- «Америка в первую очередь». Его можно перевести и как «Америка превыше всего». Это значит, что Трамп, в случае своей победы намерен сосредоточиться на внутриамериканских проблемах, которых, по его мнению, более чем достаточно. Тем не менее, вопросы внешней политики не перестанут быть приоритетными для одного из потенциальных лидеров США.

Трамп считает, что после холодной войны внешняя политика США сильно отклонилась от нужного курса. Мы не смогли разработать новую стратегию, которая соответствовала бы новой эпохе. Со временем наша внешняя политика становилась все менее разумной. На место логики пришли глупость и высокомерие, и это стало причиной множества внешнеполитических катастроф. Мы прошли путь от ошибок в Ираке, Египте, Ливии и до красных линий президента Обамы в Сирии. Все эти шаги способствовали тому, что весь регион погрузился в хаос, и предоставили ИГИЛ удобную возможность для развития и процветания.

Трамп открыто признает, что так называемый «экспорт демократии» был ошибочен. Навязывание демократии в тех странах, у которых не было никакого опыта в этом вопросе и которые не хотели становиться западными демократиями, привело к катастрофе. По мнению Трампа, внешняя политика США — это абсолютная, полная катастрофа. Нет ни концепции, ни цели, ни направления, ни стратегии.

К столетию Доктрины Монро была выпущена даже памятная монета. Правда, номиналом всего в пятьдесят центов

Анализ речи Трампа показывает, что он выражает не столько свое личное, глубоко выстраданное мнение, сколько мнение определенных кругов в США, которых уже не устраивает та политика, которую проводят не столько стоящие ныне у власти демократы, сколько их сторонники, так называемые глобалисты.

Трамп делает особый акцент на новой стратегии, которая бы соответствовала новой эпохе.

Кандидат в президенты от республиканцев выделяет пять основных слабых мест во внешней политике США. И они отчетливо подчеркивают предстоящую смену курса администрации, если в ее главе встанет Дональд Трамп.

Во-первых, наши ресурсы, считает Трамп, слишком рассердоточены. Он прямо обвиняет Обаму в том, что он ослабил вооруженные силы, ослабив экономику. Он ослабил страну посредством ненужных трат, огромного долга, медленного роста, гигантского торгового дефицита и открытых границ. Отрицательное торговое сальдо нашей промышленности уже приближается к триллиону долларов. Мы перестраиваем другие страны, ослабляя нашу собственную (здесь и далее подчеркнуто нами).

Это подтверждает мнение тех аналитиков, которые считают, что Трамп и те, кто за ним стоит являются изоляционистами.

Во-вторых, считает Трамп, наши союзники не вносят справедливый вклад в общую систему безопасности. К примеру, в НАТО только 4 из 28 его членов, помимо Америки, тратят на оборону минимум 2% своего ВВП, как этого требует договор. Те страны, которые мы защищаем, -- говорит Трамп, -- должны заплатить за такую защиту, а если этого не произойдет, США должны позволить им самостоятельно себя защищать.

Когда госдолг сравним с ВВП, трудно не согласиться с Трампом

По сути это означает, что Америка уже не в состоянии нести львиную долю расходов по обеспечению безопасности своих союзников. Смена вектора в этом направлении позволит Америке высвободить не менее одного триллиона долларов.

В-третьих, кандидат в президенты от республиканцев считает, что наши друзья начинают думать, что они больше не могут на нас положиться. Из-за того, что сегодня во главе США стоит президент, которому не нравятся наши друзья и который поддается влиянию наших врагов, Америка терпит повсюду унижения и теряет доверие своих союзников. Так было в сделке с Ираном, так было в отношении с Израилем, которого, по мнению Трампа, просто унизили. В результате того, что США вступили в борьбу с нашими старейшими друзьями, теперь они начали искать помощь в других местах.

В-четвертых, наши противники больше нас не уважают, -- говорит Трамп. Он приводит примеры того, как Барака Обаму никто не встретил на Кубе, как с ним поступили во время визита в Саудовскую Аравию. Такое отношение к главе США — недопустимо, но оно наглядно показывает, каков сегодня авторитет в мире у США.

Наш президент позволил Китаю продолжить экономическое наступление на американские рабочие места и благосостояние наших граждан, отказавшись ввести правила торговли — или оказать на Китай. Он даже позволил Китаю украсть государственные секреты посредством кибератак и заниматься промышленным шпионажем против США и их компаний.

Невозможно не заметить, что госдолг резко усилился в годы правления Билла Клинтона

В-пятых, у Америки больше нет четкого понимания внешнеполитических целей. Трамп открыто признает, что Америка принесла на Ближний Восток нестабильность и хаос, ее политика привела к тому, что что христиане стали жертвами жестоких гонений и даже геноцида. Действия США в Ираке, Ливии и Сирии способствовали подъему ИГИЛ. Особенно возмутителен тот факт, что после убийства американского посла в Ливии, вместо того, чтобы взять на себя ответственность Хиллари Клинтон, по словам Трампа, отправилась домой и легла спать! И вот теперь ИГИЛ еженедельно зарабатывает миллионы долларов, продавая ливийскую нефть.

Какой будет политика, если Трамп победит, что он намерен сделать в первую очередь? В его речи отчетливо виден план, который ориентирован на укрепление утраченной Америкой мощи. Трамп считает, что пора заканчивать с политикой построением чужих государств и сконцентрироваться на поддержании стабильности в мире. А вот и признание пользы от изоляционизма (доктрина Монро): Сильнее всего мы были в те периоды времени, когда наша политика заканчивалась у границ США. Именно так мы одержали победу в холодной войне, именно так мы сможем одержать победу в наших будущих столкновениях.

Трамп намерен сделать все возможное, чтобы сдерживать распространение радикального ислама. Это станет главной задачей США. При этом Трамп заявлет, что борьба с радикальным исламом отныне не будет только задачей США. Мы должны сотрудничать с любым государством в регионе, которому угрожает подъем радикального ислама. Но это должно быть по-настоящему двустороннее сотрудничество: эти государства тоже должны будут относиться к нам с уважением, помнить нас и все то, что мы для них делаем.

Что касается ИГИЛ, то у Трампа к нему есть простое послание: Их дни сочтены. Я не скажу им, когда и как. Мы, США, должны быть более непредсказуемыми. Но ИГИЛ скоро не станет. Очень скоро.

Следующим шагом Трампа будет курс на перестройку армии и экономики. Русские и китайцы стремительно увеличили свой военный потенциал, а Америка его, напротив, сократила! Численность наших регулярных войск сократилась с 2 миллионов в 1991 году до примерно 1,3 миллиона сегодня. За этот же период времени флот уменьшился с 500 кораблей до 272. А от военно-воздушных сил с 1991 года осталась только треть. Сегодня пилоты, выполняющие боевые задания, летают на самолетах В-52, которые старше большинства присутствующих в этом зале.

Продолжительность войны увеличивается

Поэтому, считает Трамп, мы потратим столько, сколько необходимо, на восстановление нашей армии. Это самая надежная инвестиция, которую мы только можем сделать. Мы разработаем, построим и купим лучшее оборудование, которое только есть на земле. Наше военное превосходство должно быть бесспорным.

А теперь камень в огород глобалистов (демократов). В текущую эпоху растущего долга ни один доллар не должен быть потрачен зря. Мы должны снова сделать нашу экономику сильной — и снова поставить американцев на первое место. Это позволит нам гарантировать, что наши рабочие, американские рабочие, будут работать и получать более высокую зарплату, что даст нам возможность увеличить объем налоговых поступлений и нашу экономическую мощь.

А каков же будет курс, так сказать, в «точечном выражении»? Скорей всего, это будет курс на регионализацию. Например, на Ближнем Востоке нашими целями должны стать победа над террористами и поддержание стабильности в регионе, а не радикальные перемены.

Мы стремимся жить в мире и дружбе с Россией и Китаем. Между нами и этими двумя государствами существуют серьезные разногласия, поэтому мы должны вести с ними дела, полностью отдавая себе в этом отчет. Однако мы вовсе не обязаны быть врагами. Мы должны искать с ними общий язык на основании общих интересов.

С Россией, по мнению Трампа, надо перестать говорить с позиции силы. Он по сути говорит о том, что с Россией надо договариваться и ему, вероятно, есть что предложить нашей стране. Америка будет искать договоренности с Россией и Китаем. Она будет работать над переформатированием организации НАТО, перестроить его устаревшую миссию и структуру — ставшие результатами холодной войны.

Я не стану колебаться и применю военную силу там, где это будет необходимо. Но если Америка вступает в борьбу, она должна выйти из нее победительницей. Я никогда не отправлю наших лучших солдат в бой, если не будет крайней необходимости — и сделаю это лишь в том случае, если у нас будет план победы.

США намерены в четыре раза увеличить военные расходы в Европе в 2017 году

Однако, в отличие от других кандидатов на пост президента, я не собираюсь использовать исключительно методы войны и агрессию. Без дипломатии не может быть внешней политики. Любая сверхдержава понимает, что осторожность и сдержанность — это признаки силы.

Американцы должны снова поверить в свою страну и в ее руководство. Многие американцы, должно быть, недоумевают, почему наши политики в большей степени заинтересованы в защите границ иностранных государств, чем своей собственной страны. Американцы должны знать, что мы снова ставим интересы американского народа во главу угла. В сферах торговли, иммиграции, внешней политики доходы, рабочие места и безопасность американцев всегда будет моим главным приоритетом.

Мы больше не станем подчинять нашу страну и ее народ ложной песне о глобализации. Национальное государство до сих пор остается истинной основой счастья и гармонии. Я скептически отношусь к международным союзам, которые связывают нам руки и подавляют Америку, и никогда не позволю Америке вступить в союз, который ограничивает наши возможности контролировать наши собственные дела. Североамериканская зона свободной торговли, к примеру, обернулась абсолютной катастрофой для США, лишив наши штаты производства и рабочих мест. Больше этого не будет. Мы будем двигаться в обратном направлении. Мы сохраним свои рабочие места и создадим новые. И те компании, которые решат покинуть США, ощутят на себе последствия этого решения.

Ни один американский гражданин больше не будет чувствовать, что его интересы стоят на втором месте после интересов граждан иностранных государств. Я буду смотреть на мир через призму американских интересов. Я стану величайшим и самым верным защитником Америки.

При таких затратах надо либо воевать, либо страна разорится

Мир вступает в период стабильности и процветания в те моменты, когда Америка наиболее сильна. Америка и в будущем продолжит играть роль миротворца. Мы всегда будем помогать спасать жизни и все человечество в целом. Но чтобы играть эту роль, мы должны снова сделать Америку сильной. Мы должны снова заставить мир уважать Америку. Мы должны снова сделать Америку великой. Если мы это сделаем, то, возможно, это столетие станет самым мирным и благоприятным за всю историю человечества.