Перемен! Требуют наши сердца!Конечно, в первую очередь Валерий Васильевич будет связываться с Москвой. Но, предположим, что Москва будет молчать, примерно, так, как она молчала, в августе 1991 года. Или, предположим что из Первопрестольной будут поступать сигналы, примерно, следующего содержания: действуйте по своему усмотрению, у нас здесь у самих неразбериха.

В политическом плане Валерий Васильевич ничего не может сделать без указаний со стороны Администрации Президента РФ, а если быть еще более конкретным, без указаний самого Президента РФ.

Но, предположим, что с Президентом РФ что-то случилось, как случилось с первым (и последним) Президентом СССР, когда он оказался изолированным на объекте «Заря» в Крыму.

Никаких указаний из Центра не поступает, кроме, как указаний, действовать в зависимости от обстоятельств.

Предположим, что бунты и волнения охватили большинство районов Саратовской области. Предположим, что бунтовщики громят районный администрации, устраивают самосуд над главами этих администраций. Конечно, преимущественно, над теми, кто не успел бежать.

Предположим, что волнения охватили и областной центр — город Саратов. Толпы демонстрантов вывалились на Театральную площадь и требуют отставки губернатора и главы города. Лидеров, способных канализировать требования бунтовщиков, пока — нет. Волнения носят стихийный характер. Еще все можно исправить, ситуацию еще можно переломить. Однако если у толпы появятся вожаки (а они обязательно появятся), тогда уже будет поздно.

Не имея никаких указаний из Центра, губернатор Валерий Радаев вынужден действовать самостоятельно.

Нетрудно предположить, что в течение какого-то времени будет наблюдаться паралич власти. Потому, что власть в Саратовской области, вряд ли способна решать такие вопросы самостоятельно. Повторяю, что масштабные волнения охватили не какой-то там, отдельно взятый город Пугачев, а большинство районов губернии, в том числе и областной центр, где волнения стали особенно массовыми, а главное — слишком неуправляемыми. Они даже превысили число митингующих, которое имело место быть в августе 1991 года.

Трус не играет в хоккей!Когда, предположим, станет ясно, что никаких указаний из Москвы в ближайшие несколько дней не поступит, надо будет принимать решение. Как остановить волнения, кто их сможет остановить...

Предположим, бунтовщики стоят напротив ограды правительства области, в любой момент готовые взломать эту ограду и устремиться внутрь здания правительства.

Валерию Васильевичу приходится очень быстро принимать решение, иначе будет поздно. В ГУВД Саратовской области есть подразделение, которое совсем недавно тренировалось на предмет подавления бунтов.

Предположим, что губернатору предстоит решить, с виду простой, но на самом деле очень сложный вопрос: давать ли согласие на то, чтобы спецподразделения оцепили здание правительства региона и готовы были дать отпор, возможным, силовым действиям бунтовщиков.

Собственно говоря, эти подразделения оцепят резиденцию губернатора, несмотря на то, позовет ли он их или нет. Выдвинулись же они в Пугачев, когда там были волнения. И не важно, просил ли их об этом губернатор или нет. Они обязаны охранять правопорядок. Однако массы протестующих, заметив, что губернатор не только отгородился от них стальным забором, но еще и живой цепью ОМОНа и курсантов училища МВД, может просто озвереть.

Если среди окружения губернатора найдутся смельчаки, то они будут умолять Валерия Васильевича не отгораживаться от вверенного ему народа кордоном силовых подразделений. Логично предположить, что губернатору будет предложено... выйти к народу.

Предположим, что он не выйдет к народу точно так же, как он не вышел к бунтовщикам в первые дни бунта в Пугачеве. И не потому, что Валерий Васильевич — трус, а потому, что сказать им будет нечего. Надо будет тянуть время, пока из Центра не придут соответствующие указания.

На этот раз вице-губернатор Денис Фадеев вряд ли согласиться выйти один на один с беснующейся толпой. Хватит ему и Пугачева, когда только проливной дождь спас его от гнева толпы.

Губернатор состоит в партии, партийцев у нас много, но кого послать на переговоры, если учесть, что партия уже давно перестала активно работать с массами, а ее региональный лидер, как говорил В.И. Ленин, сильно оторвался от народа.

Регионального лидера не пошлешь. Его знают только в верхах партии. В широких слоях населения он авторитетом не пользуется, да и мало кому известен. И хотя, если партия на всех минувших выборах набирала подавляющее большинство, а, стало быть, пользуется невероятной популярностью у народа, трудно поверить в то, что партийцы плотными рядами пойдут в массы.

Массы могут им припомнить ту самую программу, с которой партия шла еще на выборах в 2007 году и которая абсолютно не выполнена. Не дай бог, какой-то манифестант вдруг вспомнит пункты этой программы:


— В 2004 г. каждый житель России будет платить за тепло и электроэнергию в два раза меньше, чем сейчас

— В 2005 г. каждый гражданин России будет получать свою долю от использования природных богатств России

— В 2006 г. у каждого будет работа по профессии

— К 2008 г. каждая семья будет иметь собственное благоустроенное жилье, достойное третьего тысячелетия, вне зависимости от уровня сегодняшнего дохода

— К 2008 г. Чечня и весь Северный Кавказ станет туристической и курортной «Меккой» России

— К 2010 г. будет построена транспортная магистраль Санкт-Петербург-Анадырь, Токио-Владивосток-Брест и другие

— К 2017 г. Россия будет лидером мировой политики и экономики

Скажете, что этого не может быть? Это будет! Мы — партия «Единая Россия» — сделаем это!

И тогда развитие событий может пойти по самому непредсказуемому сценарию. Поэтому вряд ли нынешние партийцы выйдут к народу, ведь ему что-то нужно будет обещать, а обещать нечего.

Конечно, если Валерия Васильевича предупредят об угрозе массовых волнений (особенно если эти волнения будут проходить в теплое время года, например, в августе), он может последовать примеру последнего секретаря Саратовского обкома КПСС Константина Муренина и отправиться на теплоходе в круиз по Волге. Но это лишь в том случае, если предупредят, а если нет, то надо будет что-то делать.

Практика показывает, что толпа очень недолго остается «бесхозной». Очень скоро у нее появляются лидеры — горланы-главари, как называл их Владимир Владимирович. Лидеры формулируют цели и задачи, а главное — берут под свой контроль энергию толпы.

Ладно, с партией и партийцами все ясно, губернатор сам к толпе выходить не решается, он назначенный, а не избранный, а, стало быть, авторитет его слаб, не зря же региональное правительство так ни разу и не решилось опубликовать реальный (а не дутый) рейтинг доверия главы области в открытой печати.

Может быть, направить кого-то из депутатов областной Думы, ведь они избраны народом! Например, Владимира Васильевича Капкаева — спикера областного законодательного собрания.

Не удачный выбор. Владимир Васильевич уже высаживался в Пугачеве и даже пытался урезонить своих, если и не земляков, то односельчан. К сожалению, оратор из него не важный, даром, что спикер, дара убеждения нет, к тому же Владимир Васильевич член партии, а это, как мы показали выше, не позитивный, а негативный фактор.

Может быть, кто-то из депутатов? Например, Сергей Нестеров или Александр Гайдук? Они — ребята молодые, активные. Но есть проблема. Красиво говорить не умеет ни тот, ни другой. А толпа любит тех, кто умеет краснобайствовать. И, опять-таки, не стоит забывать, что названные нами товарищи тоже однопартийцы Радаева и Капкаева.

Может быть, обратиться к человеку-фракции КПРФ в областной Думе Сергею Афанасьеву? Но это значит добровольно передать всю инициативу в руки коммунистов. А, кроме того, Сергей Николаевич вряд ли согласиться взять инициативу на себя, ибо давно уже утратил навыки оппозиционной борьбы с одной стороны, да и не захочет брать на себя ответственность за бунтовщиков, с другой.

Не стоит забывать, что авторитет местного заксобрания у населения региона по-прежнему низок и депутатов могут просто обвинить в том, что это именно они виноваты в проблемах населения. Поэтому, мы уверены, что ни один депутат не пойдет на контакт с народом...

Кого же посылать, кому поручить переговоры с толпой? Может быть, уполномоченного по правам человека? Не смешите меня!. Может быть, главного федерального инспектора? Но о нем население почти ничего не знает... Может быть, кто-то из членов общественной палаты? Особенно из числа недавно кооптированных? Люди они, конечно, хорошие, но авторитета у них нет, широким массам их имена неизвестны...

Может быть, кто-то из депутатов ГД или Совфеда, например, Николай Панков или Людмила Бокова? Боюсь, что их в это время в Саратове не будет, а если бы и были, то они ведь привыкли комментировать чужие мысли и идеи, своих ведь нет...

Убежден, что такой авторитет найдется сам собой, но опыт показывает, что он не будет защищать тех, против кого выступили протестующие. Это опасно. Такой авторитет попытается перехватить инициативу, действуя по принципу: если не можешь управлять процессом — возглавь его.

Проблему, которую мы здесь обозначили чисто теоретически, на самом деле очень непростая. Исторический опыт подсказывает, что власть, чаще всего, оказывается не готовой к стихийным протестам. Она может усмирить бунтовщиков, если бунт носит локальный характер, как это было, например, в Пугачеве, но если волна недовольства прокатится по всей Руси Великой или, не дай бог, что-то случится с центральной властью, власть на местах окажется парализованной. Это мы уже наблюдали в августе 1991 года, когда члены КПСС прятались в укрытия, а в здании обкома партии хозяйничали так называемые «демократы». Мало того, региональный вождь партии плыл где-то по Волге и был не в курсе дела. Мобильных телефонов тогда не было, Интернета — тоже.

Конечно, есть и еще один вариант, валить все на центральную власть и разводить руками, но это очень опасно, ибо если в центре все нормализуется, придется отвечать.

Как бы там ни было, а власть должна быть готова к таким событиям. Опыт показывает, что опора на силовые структуры не является панацеей. Штыками можно управлять, но на них невозможно сидеть. Власть должна завоевывать авторитет не перед теми, кто ее назначил, а перед населением. Ведь в случае чего, ей надо будет использовать этот авторитет, а не взывать к центру, особенно если он будет хранить молчание.

Повторяю, проблема эта очень серьезная и к ней нужно быть готовым даже тогда, когда всем кажется, что мы живем в атмосфере стабильности, которая будет длиться до окончания века...