Нет ни начального, ни основного, ни среднего. Есть только общее

В представлении немалого числа граждан нашей страны в правительстве есть просто министерства, а есть «злодейские министерства». Среди них первое место по уровню «злодейства» делят между собой Министерство образования и науки и Министерство здравоохранения. Из недр этих учреждений исходят, так называемые реформы. Эти реформы длятся десятилетиями, но цель у них одна и та же: ухудшить в стране образование и здравоохранение. А поскольку зло трудно воспринимать абстрактно, у него должно быть свое лицо, лик или, я извиняюсь, даже харя.

Но поскольку речь пойдет о предполагаемых (в связи с назначением нового министра) переменах в сфере образования, то мы оставим министерство здравоохранения в покое и сосредоточим свое внимание на образовании. Точнее, на том, следует ли нам ожидать в этой области каких-то перемен.

У нас принято считать, что концепция и стратегия развития образования в стране — это дело рук самого министра. Сегодня многие уже подзабыли о предшественнике Ливанова, которого звали Андрей Фурсенко, и который занимал пост министра образования с 2004 по 2012 гг.

Андрея Александровича прогрессивная общественность мягко говоря не любила еще сильнее, чем Дмитрия Викторовича. Фурсенко был олицетворением всего того зла, которое подло проникло в сферу образования, разрушая наши вековые традиции и убивая «самое лучшее образование в мире», каким, вне всякого сомнения, было советское образование.

Ольга Юрьевна, я вам оставлю наши наработки, чтобы вы их могли совершенствовать

«Злодея» Фурсенко сменили сразу же после избрания президента (Владимира Путина) в 2012 году. Надо заметить, что известие об отставке Андрея Александровича публика восприняла с не меньшим ликованием, чем отставку Дмитрия Ливанова. Хотя, когда он был назначен на этот пост общественность и на него возлагала надежды, полагая, что Ливанов исправит все ошибки, которые были допущены «злодеем» Фурсенко.

Однако прошло не так уж и много времени, как Ливанов олицетворил-таки собой «зло», которое вновь продолжило искоренять «лучшее в мире образование», точнее, то, что от этого образования еще осталось. Готов держать пари, что Ольга Васильева уже очень скоро продолжит линию своих предшественников. Это необходимо воспринимать, как данность, ибо у нас не министры разрабатывает концепцию. Они является ее исполнителями. Отсюда следует, что кто бы не пришел на пост министра образования, курс не изменится. Что бы это понять, стоит, на наш взгляд, совершить небольшой экскурс в истории «злодеев» и их «злодейств».

Итак, начнем с Андрея Фурсенко. Пост министра образования он возглавлял в течение восьми лет. Был призван в начале второго срока Владимира Путина, затем работал в течение всего срока президентства Медведева, когда Владимир Путин занимал пост премьер-министра и закончил свою министерскую карьеру с окончанием президентства Медведева и возвращения на пост главы государства Владимира Путина.

Равнение на учителя!

Что не говори, а восемь лет в кресле министра образования — срок не малый, особенно если учесть, что в течение всего этого времени Андрей Фурсенко подвергался жестоким нападкам (а местами и травле) со стороны прогрессивной общественности. Общественность множество раз требовала отдать его на заклание, но ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев Андрея Александровича на поругание общественности не отдавали.

Андрей Фурсенко действовал решительно и принципиально. Так, он не пошел на поводу у попов, когда вместо введения в школах «Основ православной культуры» отстаивал введение такого предмета, как «История мировых религий». Он был убежден, что высшая математика, которую у нас преподают в рамках «лучшего в мире образования», убивает креативность и не нужна в школе. При этом Андрей Александрович честно признавался, что будучи школяром, не изучал высшую математику, но при этом не оказался «дурее других».

Фурсенко можно было признать настоящим фанатом ЕГЭ. Он считал, что только ЕГЭ «не дает возможности для коррупционных действий», и оставляет меньше возможностей для поступления в вуз по блату». Мало того, он был просто убежден, что исключительно ЕГЭ «позволит оценить качество школьной подготовки и исправить недостатки школьного образования».

Что касается пресловутой заработной платы учителей, то бывший министр в этом вопросе был предельно откровенен: «По данным исследований во многих странах, качество образования напрямую не зависит от объема финансирования. Так что вопрос денег не самый главный… В любой профессии есть люди, хорошо работающие независимо от оплаты».

Венцом карьеры Фурсенко на посту министра образования стало легендарное определение стратегической задачи образования. В частности, Андрей Александрович сказал: «…Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Некоторое время спустя Фурсенко добавил, что пока идеология образования в большинстве своем осталась прежней, советской: вузы убеждены, что должны готовить творцов, а творцы не всегда и не везде нужны.
ЕГЭ-Гэ, хали-гали!

Фурсенко корили и ругали, обвиняли в некомпетентности, особенно ему досталось за «реформу» музыкальных школ. С требованием его отставки общественные деятели (например, Олег Табаков и Владимир Спиваков) обращались к президенту, направив на имя главы государства открытое письмо...

Сменивший Фурсенко Ливанов, пробыл на посту министра с 2012 по 2016 гг., т.е. половину того срока, который отбыл на этом посту его предшественник. За Ливановым тянулся шлейф еще старых проблем. Например, его даже требовали привлечь к уголовной ответственности за хищения в Московском институте стали и сплавов (МИСиС), когда он там был еще ректором. Когда он выступил против запрета на усыновление российских детей гражданами США, его обвинили в некомпетентности. Особенно сильно на Ливанова обиделись академики из РАН, когда он попытался реформировать это заведение. Его обвиняли в попытках насадить ювенальную юстицию, в дальнейшем выхолащивании «лучшего в мире образования», в стремлении сократить число бюджетных мест в вузах и сокращении числа ученых и преподавателей. Против Ливанова ополчились учителя, преподаватели вузов, ученые, академии, родители, просто общественники.

Как вы не поймете, что для борьбы с коррупцией нам нужен не честный учитель, а единый госэкзамен!

Свое веское слово высказали и депутаты Государственной Думы. Вся парламентская оппозиция потребовала отставки министра образования Дмитрия Ливанова. По мнению КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» последние решения и действия главы ведомства направлены на развал российской системы образования, и поэтому он должен быть уволен. Министр не получил поддержи даже от «Единой России», хотя входит в высший совет партии власти. Единороссы посчитали критику в его адрес «обоснованной».

Деятельность Ливанова на посту министра вызвала критику президента, ученых, образовательного сообщества и большинства политических партий. Самыми непопулярными решениями министра стали оценка эффективности вузов (по ее результатам Ливанов предлагал закрыть некоторые институты), массовая проверка научных работ чиновников на плагиат и новый закон «Об образовании», который, по мнению многих экспертов, приведет к ухудшению качества работы учебных заведений. И это лишь то, что лежит на поверхности. На самом деле, легче найти то, в чем Ливанова не обвиняли.

К слову, стоит заметить, что критика в адрес министра началась буквально через год после его назначения. Требование убрать Ливанова окрепло еще три года назад. Но все это время министра не сдавали. Он продолжал «злодействовать». И вот, наконец, свершилось! Ливанов был отправлен в отставку ровно за месяц до единого дня голосования.

Без комментариев

«Кровожадные» депутаты утолили свою жажду, разгневанная общественность перевела дух, а назначение Ольги Васильевой было таким стремительным, что президент, еще не успел достать авторучку, чтобы подписать указ, как информация о том, что Ольга Юрьевна уже министр была размещена на Википедии!

Заметим, что г-на Ливанова не отправили куда-то в некуда. Он был послан на самый сложный сегодня участок дипломатического фронта — украинский и назначен специальным представителем Президента РФ по торгово-экономическим связям с Украиной. Если учесть то, в каком сегодня состоянии находятся эти связи, то участок новой работы г-на Ливанова, и в самом деле, сложный.

Выступившая уже в ранге министра Ольга Васильева обозначила свои первостепенные задачи: «Для меня приоритетно — это учитель. Потому что учитель — это служение, учитель — это миссия, учитель — это наше будущее. Сегодня дети, а завтра народ», — сказала Васильева. Вторая приоритетная задача — это «переосмыслить весь опыт, который был, включая опыт последних 10 лет, взять лучшее и двигаться вперед».

Творцы...

И потребители...

Когда министр образования говорит о заботе об учителях, мне становится тревожно за учителей. В первом приоритете г-жи Васильевой говорится об учителе, но все эпитеты — эмоциональны. Кроме «служения», «миссии» и «будущего» не мешало бы привести и такие понятия, как «достойное вознаграждение», "освобождение от несвойственных функций», о том, что «учитель должен учить, а не составлять отчеты, собирать материалы к портфолио» и быть дешевым рабом у муниципальных бонз.

Следующим приоритетом является стремление «собрать все лучшее за последние 10 лет, его переосмыслить и двигаться вперед». И от этого становится еще тревожнее за сферу образования. Ибо, например, Ливанов то же ведь «переосмыслил» опыт своего предшественника, взял все лучшее, в том числе ЕГЭ, и двинулся вперед.

Еще раз напомним, что министр у нас не определяет ни стратегию, ни концепцию. Например, в области экономического развития стратегию и концепцию определяет МВФ и Всемирный Банк. Их указаниям, рекомендациям и советам следует весь экономический блок правительства. Так почему, спрашивается, социальный блок должен слушаться министра? Он тоже будет получать соответствующие указания и, рассуждая о чем угодно, ни в коем случае не пойдет на изменение или отмену концептуальных положений. Например, на отмену ЕГЭ, отказ от болонской системы, от тотального переформатирования учителя, путем его переподготовки за рубежом в рамках программы «Учитель для России», от курса на оболванивание учащихся школ и вузов, от сокращения числа бюджетных мест и ученых, от реформирования НИИ и РАН и т.д. Словом, от всего того, что в свое время вводил Фурсенко, углублял и совершенствовал Ливанов. Вероятно, ту же задачу путем переосмысления всего опыта  и будет выполнять Ольга Васильева.