Медведев в Крыму: «Найдем деньги — сделаем индексацию»

Начать, пожалуй, следует с того, что сегодня Дмитрий Медведев — председатель партии «Единая Россия», ее формальный, а местами и неформальный лидер. Партия активно готовится к финальной части выборов, претендуя если и не на абсолютное, то весомое количество голосов в парламенте нового созыва. Нечего и говорить, что на финишной прямой перед днем голосования каждое слово, каждый намек могут стать решающими при формировании рейтинга. Неужели Дмитрий Анатольевич настолько неадекватен, что он то и дело позволяет себе эпатажные выпады, которые буквально роняют рейтинг партии-фаворита на выборах?

Где это видано, чтобы лидер партии, вместо того, чтобы укреплять позиции своей организации, так незатейливо и эффективно эти позиции подрывал. Нелогичность поведения премьера и лидера «Единой России» бросается в глаза и заставляет недоумевать, порождая в мыслях слова, произнесенные сто лет тому назад лидером русских либералов Павлом Милюковым: «Что это, глупость или измена?» На наш взгляд, это не глупость и не измена. И вот почему.

Итоги выборов в парламент уже предрешены. Конечно, политическая конфигурация нижней палаты Федерального Собрания будет отличаться от той, что сложилась в прошлом избирательном цикле, но не настолько, чтобы сама Госдума изменилась принципиально. Не стоит забывать о том, что сегодня по партийным спискам будет избрано не 450 депутатов, как это было раньше, а только 225, оставшуюся часть в Думе будут представлять одномандатники.

Но не это сейчас важно. Гораздо важнее понять, что в настоящих условиях не сложилась мощная оппозиционная сила, которая могла бы составить альтернативу партии «Единая Россия». Три ведущих партии — ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия» -- идут в Госдуму, так сказать, по отдельности и не только потому, что партийные блоки у нас запрещены. Дело в том, что парламентские партии успели договориться между собой по части квот на мандаты и прежде всего по одномандатным округам. Это, помимо всего прочего, свидетельствует о том, что какой-то одной мощной оппозиционной силы на выборах не существует.

Что касается оппозиционных сил, то как бы они не старались подорвать позиции фаворитов, делать это уже поздно. Кроме того, ни о каком существенном перевесе несистемной оппозиции в наборе голосов избирателей не может быть и речи. Сколько не старайся, а за рамки 2-5% они вряд ли выйдут.

Интриговать вокруг высказываний Медведева может кто угодно, но не партии системной, и тем более партии несистемной оппозиции. Повторим: существенного перевеса эти силы не получат.

Далее, почему Дмитрий Медведев так говорит? А так ли он говорит? Возьмем к примеру, его последнее высказывание по поводу заработной платы учителей. В многочисленных цитатах, растиражированных в СМИ, выходит, что Медведев попросту издевается над учителями, рекомендуя им для повышения своего материального благосостояния идти в бизнес. А вот, как звучит высказывание Медведева на самом деле: «Я абсолютно уверен, что современный энергичный преподаватель способен не только получать ту зарплату, которая ему положена по должностному расписанию, но еще что-то заработать. <…> Это призвание, а если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю» (РБК).

«Я абсолютно уверен, что современный энергичный преподаватель способен не только получать ту зарплату, которая ему положена по должностному расписанию...»

Или,вспомним знаменитое высказывание Медведева во время его поездки в Крым, из которого взято лишь сакраментальное «Денег нет, но вы держитесь». Вот, как оно звучало на самом деле: «Просто денег нет. Найдем деньги — сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья» (РБК).

Обратите внимание на то, как из контекста двух этих высказываний были удалены ключевые смыслы. В первом высказывании (об учителях): «Я абсолютно уверен, что современный энергичный преподаватель способен не только получать ту зарплату, которая ему положена по должностному расписанию...» и во втором (о пенсиях): «Найдем деньги — сделаем индексацию».

Разумеется, эти слова никто тиражировать не собирался. Напротив, были взяты смыслы, которые должны были показать «ничтожество премьера», его презрительное отношение к пенсионерам и учителям.

Даже приведенные здесь нами смыслы наглядно показывают, что Дмитрий Медведев не является врагом самому себе и тем более врагом той партии, лидером которой он является. То есть, Дмитрий Анатольевич не вкладывает в свои слова того смысла, который вкладывают многочисленные комментаторы, тиражируя вырванные из контекста смыслы. Дело в том, что если бы зубоскалы приводили цитаты премьера в полном объеме, никакого бы эффекта из этого цитирования не получилось бы.

Мы здесь не пытаемся оправдать Дмитрия Медведева хотя бы потому, что оправдывать его не за что. Он не говорил и не имел в виду то, что ему приписывают. Другой вопрос, а кому это выгодно?

Выше мы уже сказали, что на предвыборный рейтинг партии даже интерпретированные слова Медведева не окажут какого-либо серьезного влияния. Зная о том, как организованы предстоящие выборы, мы можем с уверенностью сказать, что они обязательно состоятся и каких-либо неожиданностей не принесут. Более того, мы уже отмечали, что в настоящих условиях в предвыборной гонке нет такой политической силы, которая могла бы существенно поправить свои дела за счет отъема голосов у ведущих парламентских партий в целом и у «Единой России» в частности.

Те, кто таким образом «подставляет» Медведева, скорей всего, на «эффект отъема голосов» не рассчитывает.

Одна из самых эффектных версий «атаки на Медведева» сегодня выглядит так. Дескать, в случае провала партии, лидером которой является премьер, не может быть и речи о том, чтобы этот лидер оставался на посту председателя правительства. Поражение «Единой России» будет означать смещение Дмитрия Медведева с поста премьера.

Денег нет, но вы держитесь

Давайте проанализируем эту версию. Начнем с того, что в случае поражения, на политическом небосклоне не возникнет партии, которая бы получила абсолютное число голосов. Поэтому вряд ли какая-либо партия из тех, что сегодня участвует в выборах, может рассчитывать на своего премьера. На смену премьера могут рассчитывать те, кто сегодня толпится у кресла Медведева. Эти силы и будут использовать фактор поражения для того, чтобы предложить главе государства своего кандидата. Но это не будет кандидат от КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» и тем более от партий несистемной оппозиции. Это может и должен быть человек из той же либеральной среды, который если и сменит Медведева, то не сменит тот либеральный курс, которым следует сегодня Правительство РФ. Хотя, следует заметить, что прежняя осторожность Медведева, его определенная взвешенность, будут отринуты, как ненужные и даже вредные, а так называемые «структурные реформы» будут осуществлены быстро и главное — правильно.

Иными словами, суть дела не в Медведеве, а в радикализации курса. Разумеется, в рамках «структурных реформ». Нам хорошо известны позиции Дмитрия Медведева в вопросах повышения пенсионного возраста, сокращения расходов на АПК и ВПК, а также по целому ряду других социальных проблем. Это, что бы там не говорили, взвешенная и осторожная позиция. Она явно продиктована одной цифрой/датой — 2018 годом, т.е. годом выборов Президента РФ. И не случайно наблюдатели говорят о том, что выборы в ГД — это генеральная репетиция выборов главы государства. От себя добавим: не просто выборов, а события концептуального или даже судьбоносного.

Поэтому к предстоящим выборам Президента РФ нужен не просто новый премьер, а премьер, который самым существенным образом сможет повлиять на итоги предстоящих выборов. Полагаю, вы уже догадались, какими должны быть эти итоги.

Развиваем нашу версию. Предположим, что той либеральной тусовке, которая продолжает проводить курс на дальнейшую утилизацию России, удается после 18 сентября 2016 года добиться смены премьера. При этом главным поводом должно послужить поражение или недостаточный набор голосов партии, во главе которой сегодня стоит Дмитрий Медведев. Этого уже будет достаточно для того, чтобы подорвать позиции потенциального кандидата в президенты, а то и выдвинуть своего ставленника. Последний вариант особенно хорош, если на выборах в США победу одержит Хиллари Клинтон.

Стоит заметить, что после некоторой непродолжительной паузы, когда наши либералы ненадолго скрылись с медийного пространства, они вернулись в него вновь, явно вдохновленные надеждой на то, что и после 8 ноября 2016 года все будет по-прежнему и их не ждет позор, суд и тюремный срок.

Одним из тех, кто первым «проклюнулся» из подполья, оказался бывший глава минфина Алексей Кудрин. Его, кстати, либеральная тусовка настойчиво прочит на пост премьер-министра.

Поводом для заявлений Кудрина стал «единственный способ избежать повышения налогов». Избежать повышения налогов в России после 2018 года можно только в случае проведения структурных реформ, заявил Алексей Кудрин. Ранее он называл повышение налогов неизбежным.

Обратите внимание на дату -- «после 2018 года», значит после выборов Президента РФ.

По словам Кудрина, экономика РФ может выйти на траекторию устойчивого роста в 4% в год, но «только в результате проведения реформ». Каких реформ, Кудрин, как всегда не сообщил. Стоит отметить, что бывший глава минфина вот уже второй год подряд говорит о необходимости реформ, но при этом ни разу не изложил даже конспект этих реформ. О чем это может свидетельствовать? Только о том, что подобного рода реформы могут быть крайне непопулярными. К сожалению, Россия уже почти упустила время для более или менее безболезненных реформ. Предстоящие преобразования уже не могут быть популярными. Однако другое дело какой характер будут носить эти непопулярные реформы — мобилизационный, направленный на новую индустриализацию и выход из тотальной зависимости от глобального бизнеса, или они будут в рамках все того же Вашингтонского консенсуса.

Вряд ли Кудрин будет ориентироваться на проведение реформ хотя бы с учетом мнений Столыпинского клуба. Когда стало известно, что Президент РФ Владимир Путин якобы поручил взять в разработку идеи клуба, наш прославленный либерал-водолаз глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев поспешил опровергнуть эту информацию.

Стоит обратить внимание и на то, что Алексей Кудрин, отвечая на вопрос о том, когда же мы узнаем о том, что из себя представляют его «структурные реформы», заметил, что сейчас не готов говорить о ключевых предложениях программы экономических реформ, над которой сейчас работает его Центр стратегических разработок. Он лишь анонсировал, что в черновом варианте она будет готова к концу 2016 — началу 2017 года, и в ней будут более детально прописаны механизмы исполнения (РБК).

Надеюсь, вам теперь все понятно?