Шапка Мономаха уже заждалась

Мы, конечно, можем посмеиваться над политической наивностью депутата Натальи Поклонской, которая вдруг ощутила в себе признаки монархизма, но этот мироточащий наив только на первый взгляд выглядит нелепым. Полагаю, что пройдет еще немного времени и Поклонская увидит не только, как мироточит бюст государя-императора, но и образ Пресвятой Богородицы, которая донесет до нее идею восстановления монархии.

Шутки шутками, а Поклонская, быть может, впервые за все то время, которое прошло с момента отречения Николая II от престола заговорила о монархии на эмоциональном, чувственном уровне. Пока речь о восстановлении института не идет, но слезы умиления, восхищение и преклонение уже налицо. Особенно, когда речь идет о мученической гибели Николая Александровича и членов его семьи.

Чувственный подход к осмыслению идеи восстановления монархии - это первый шаг на пути превращение этой идеи в материальную силу.

Наряду с эмоциональным восприятием монархии, раздаются голоса государственных мужей, которые прямо заявляют о том, что, дескать, демократия нам не подходит и пора бы уже подумать над тем, а не восстановить ли в России самодержавие. Об этом говорит не только склонный к эпатажу лидер ЛДПР Владимир Жириновский, но и глава Республики Крым Сергей Аксенов, т.е. люди вполне официальные, так сказать, государственники и патриоты.

Все думают, что монархом быть легко. Фигушки! Спросите у бабы Лизы

Конечно, и они осторожничают, предлагая придать главе государства - ныне действующему президенту, статус пожизненного правителя. Мотив здесь довольно примитивный, дескать власти надо перестать портить нервы и самой себе и народу, периодически устраивая выборы президента, тем самым рискуя поколебать такую вожделенную стабильность, которая ныне установилась в стране.

При этом стоит отметить, что и понимание принципа монархии, как формы правления, которую и Платон, и следом за ним Аристотель, считали лучшей, до тех пор, пока она не переростала в тиранию, и у Жириновского и у Аксенова, мягко говоря, поверхностное.

У большинства обывателей самодержавие (монархия) ассоциируется с деспотизмом, отсутствием демократизма, терпимости к инакомыслию, с подавлением прав и свобод. На самом деле, думая так, можно говорить о тирании. Напротив, в условиях монархии присутствуют все известные свободы. Наглядным примером чего может стать монархия в Британии, да и в целом ряде других государств, где во главе страны стоит его или ее величество.

Монархии бывают разные, лишь бы не было тирании

Но те, кто слабо себе представляют чистоту монархии, как формы правления,  полагают, что нынешняя форма правления в России, которая как известно является президентской республикой, считают ее более демократичной, чем монархия. На самом деле, это, конечно, не так. С точки зрения теории  монархия — это принцип Верховной Власти, основывающийся на исполнении монархом Воли Бога, и от этого обретшего свою власть. Монарх получает власть от Бога, а не от человека, как это принято в республиканской форме правления, которое происходит в результате консенсуса - всеобщих выборов.  Монарх - в первую очередь нравственный авторитет, а не юридический. Но это вовсе не значит, что монарх правит, пренебрегая законами. Напротив, он обязан соблюдать закон, но при этом нравственное начало (монаршая милость) стоит над законом.

Мне не раз приходилось говорить о том, что восстановление монархии в России - это не проблема, также, как и не проблема, кто будет посажен/избран на престол. Проблема в адаптации к такой форме правления большинства населения. Например, в Испании после прихода к власти каудильо Франко монархия по сути дела была упразднена и была восстановлена только через сорок лет и была принята обществом с воодушевлением, хотя еще в 30-е годы прошлого века монарх был свергнут в результате революции.

Когда у нас государственные мужи рассуждают о том, что  правитель должен избираться пожизненно, а периодические президентский выборы должны кануть в прошлое, многие думают, что это будет благом для всех. Но при более детальном анализе этой проблемы выясняется некий парадокс, который показывает, что при всем негативном отношении господствующих групп населения  России, сама эволюция российского общества в новейшее время подталкивает эти господствующие группы к поддержке восстановления монархии.

Трон старит. Об этом вам скажет любой монрах

Спустя  почти тридцать лет после смены общественного строя в России тихо и незаметно стало формироваться сословное общество. Сегодня назвать российское общество однородным язык не поворачивается. При этом тенденция восстановления именно сословного общества только продолжает нарастать. Хочу обратить особое внимание на то, что это не классовое, а именно сословное деление общества.

Незаметно у нас стала выстраиваться своеобразная феодальная лестница, на вершине которой находится почти монарх президент, далее следуют особо приближенные к нему герцоги и князья, рядом уже вполне укрепилось, как сословие духовенство, здесь же вырисовывается и военная каста - рыцари силовики, еще ниже идет третье сословие, т.е. купечество, промышленники (не путать с олигархами), а ниже уже идет все остальное население, все более и более приобретающие черты новейшего сословия - прекариата.

Уже ни для кого не является секретом, что тот же парламент или правительство давно растворились в сословном социуме, хотя бы потому, что выборы в парламент уже давно перестали носить состязательный и демократический характер. И хотя выборы формально еще не стали цензовыми, но сословными они стали вполне. Чтобы стать депутатом или министром надо принадлежать к господствующему сословию знати - князей, баронов, маркизов, простых рыцарей.

В системе управления уже давно проявляются черты вассалитета, с его неизменным принципом - "вассал моего вассала не мой вассал".

Вы шутите или серьезно?

Сформировавшаяся за последние почти три десятка лет знать, достигла своих высот не по праву родства или героических подвигов, но по праву сильного, который получил привилегированный доступ к национальным богатствам и стал ими распоряжаться по своему усмотрению. И здесь уже возникает проблема наследства. Если родовитый аристократ - герцог, князь, граф или барон передавал свой титул и богатство по праву родства, а какой-нибудь представитель третьего сословия - купец, промышленник или финансист - передавал накопленное им богатство по наследной линии, то у нынешнего сословия нет ни права аристократического, ни права, так сказать, капиталистического. В последнем случае у нас ничтожное меньшинство может похвастать тем, что свое производство оно создало с нуля, а не получило его в виде дара от лица монарха.

Не случайно и то, что нынешнее духовенство охотно добивается передачи ему зданий, которые до недавнего времени находились в государственной или муниципальной собственности. Это возрожденное ныне сословие отлично понимает, что оно не может быть таковым, если у нее не будет в распоряжении сословной собственности.

А как вам такая царица?

Но если в традиционном сословном обществе передача наследства от отца к сыну не вызывает вопросов, то в нынешнем пока еще псевдосословном обществе, такие вопросы возникают сами собой. На основании какого права отце-олигарх или государственный топ-менеджер передает не только свои активы, но и должность?

Между тем, восстановление монархии сразу снимает эти вопросы, просто потому, что право дарения или наделения теми или иными привилегиями отныне будет принадлежать монарху, что снимет с новой знати необходимость искать объяснения происхождения богатств, знатности, родовитости и права. Монарх, кстати, наделен эксклюзивным правом присвоения титулов.