В те, уже успевшие порасти лианами былин, времена, когда ватаги единороссов гнали на флажки господина Ипатова и его, так сказать, сотоварищей, родилась мечта о «вечном мире». Взлелеянная где-то в закоулках Кремля, обеспокоенного тем, что Саратовская область самым непостижимым образом стала полигоном для конфликта элит, эта мечта вскоре была привита наиболее продвинутым умам некоторых представителей нашей губернской «аристократии». И эти продвинутые умы настолько заболели верой в «вечный мир», что только и мечтали загнать (или изгнать) матерого если и не в деревушку Асбест, где он родился, то хотя бы в окрестности Балаковской сечи, откуда он пришел к нам с ватагой своих ушкуйников.

Балаковская сечПосле того, как супостат с позором бежал, уводя за собой наиболее преданных соратников, было отчетливо заявлено: война закончилась, наступила эпоха тотального разоружения.

Конфликтующие стороны стали сдавать не только тяжелое, но часто и легкое вооружение. Как говорят , запретили даже рогатки.

Господин Курихин на радостях закрыл свою любимую газету «Саратовский взгляд», с потрохами положа ее на алтарь мира. Неожиданно затих господин Фейтлихер, чья «Версия» еще совсем недавно было своеобразным средством от тараканов, под которыми следует рассматривать наиболее одиозных, по мнению Леонида Натановича партийных функционеров.

Свой "Взгляд" принес он на алтарь ПобедыКанули в лету «Новые времена в Саратове», которые все тот же г-н Фейтлихер грозился отобрать у Павла Леонидовича, чтобы немедленно превратить в какую-нибудь «крылатую ракету», дабы нанести ею точечный удар по логову единороссов, которое они себе обустроили на улице Степана Разина.

Олег Грищенко отказался от содержания проекта «Время», а владелец издания г-н Березовский незамедлительно переплавил «Время» из меча в орало.

Урезалось финансирование, сокращались штаты, была объявлена демобилизация. Немало фронтовиков, которые за годы «войны элит» ничему другому как воевать не научились, напоминали собой ветеранов первой мировой, которых хорошо описал в своих романах гениальный Эрих Мария Ремарк.

Главные стратеги той войны, оставили себе пукалки в виде сайтов, порталов, портальчиков и иных умственно ограниченных ресурсиков, коими грозят врагу, наделенному баллистическими ракетами, как грозят обыкновенными ракетницами.

Рука бойца колоть усталаТеперь все стали друг другу братьями и друзьями. Заклятые враги боялись даже помышлять о каких-то там конфликтах. Во-первых, Кремль зорко надзирал за неукоснительным соблюдением мира и всяких там «поджигателей войны» мог сурово покарать. Во-вторых, до выборов (а они у нас еще рассматриваются как военная баталия) еще далеко, и стоит ли расчехлять тяжелую артиллерию или бить по воробьям из установки «Град», подавляя их точечными ударами ракет типа «Искандер»? В-третьих, казалось, что после заключения пакта о ненападении, а тем более теперь, когда ипатовские кровососы отпали от тела любимой губернии, и все ресурсы, все угодья, пастбища, луга, недра, трубы, бюджеты, земли, участки и наделы окажутся в руках победителей и они начнут их делить мирно и справедливо исключительно между собой.

Они любили читать "Время", а он у них его отнялИ на самом деле после «великой победы» над супостатом кто-то получил мандат, кто-то престижную должность, кто-то просто синекуру, кто-то земельный или акционерный пай, кто-то доступ к рычажкам, краникам, вентилькам и просто кнопкам.

И хотя губернскую ООН или Лигу Наций для того, чтобы следить за исполнением условий мира, не создавали, первоначально любого, кто попытался было заступить на «поляну брата своего», могли просто одернуть за рукав и пригрозить пальчиком. Сперва «мирнодоговорцы» сего побаивались, но ведь жизнь-то не стоит на месте. Это только на кладбище царит вечный мир, а жизнь – это борьба. Кстати, если кто не читал Оруэлла, напомним, что мир – это война.

То, что представители нашей местной «элиты» рано или поздно начнут враждовать, было аксиомой. Но поскольку большинство из тех, кто ставил свою подпись под пактом, никогда не читали не то что Оруэлла, но не знают в чем же был прав, а в чем ошибался Чарльз Дарвин, они, сами того не сознавая, втягивались в войну. А тех, кто не хотел втягиваться, постепенно втягивали.

Так исподволь, незаметно Саратовская мирная система стала трещать, как в свое время стала трещать знаменитая Версальская система.

Когда прославленный маршал Франции Фердинанд Фош ознакомился с условиями Версальского мира, он сказал, что это не мир, а перемирие на 20 лет. Версальский мир был окончательно подписан в 1919 году, а Вторая мировая война началась в 1939 году. Как видите, маршал не ошибся.

Не нужно быть маршалом Фошем, чтобы понять: наш мир – это перемирие в лучшем случае на 2 года.

Версаль 1919 год Они тоже верили, что мир будет вечнымКогда Альберт Валерьевич Старенко впервые попал в городскую думу, надо полагать, что он день и ночь молился на Партию, которая согласилась дать ему мандат депутата. Это несмотря на то, что в прошлом у него была судимость. И хотя она была снята, единороссы, мягко говоря, не очень любили личностей с «неопределенным» или, как они предпочитали говорить, «туманным прошлым». Мало того, что Альберт Валерьевич был обязан мандатом Партии, так он еще был обязан и правофланговому этой Партии, т. е. Олегу Васильевичу Грищенко.

И в самом деле! На первых порах не было в гордуме более верного, послушного, преданного Грищенко депутата, чем Альберт Старенко.

Но прежде чем понять, когда, из какой подворотни и почему между двумя этими деятелями пробежала черная кошка, кратко остановимся на статусах того и другого.

ЛавкачКто такой Альберт Валерьевич сегодня? По базовому, фундаментальному (т. е. кормящему его) фактору Альберт Валерьевич типичный лавочник. Он владеет или в той или иной степени располагает рынками, ларьками, торговыми палатками, рядами, ящиками, подставками и т. д. Торговец-лавочник никогда и ничего не производит. Он посредник между производителем и покупателем. При этом лавочник, пустивший корни, сам уже за прилавком не сидит, а сдает торговые площади. Это и выгоднее, и удобнее, чем торговать самому.

Кто такой Олег Васильевич? По базовому фактору – депутат, глава города, который живет на зарплату, поскольку его должность оплачивается из бюджета города. Он наделен властью и правом эту власть употребить. Он отвечает за все, что происходит на территории вверенного ему муниципального образования. В то время как Альберт Валерьевич отвечает за свои ларьки, палатки, торговые площади/места, склады, лабазы и прочее.

Один стоит на стороне интересов города, второй стоит на стороне собственных интересов. Это чисто формальное деление, которое не говорит о том, что один хороший, а другой плохой. Суть дела здесь кроется в ином.

Еще вчера он был в одной командеГрищенко – это власть, это полномочия распределять, наделять, выдавать, санкционировать, т. е. разрешать или запрещать. Таким образом, Грищенко – это не столько физическое лицо, сколько должность, на которую готовы претендовать и другие, те, кто тоже не прочь делить и отнимать по праву.

Альберт Валерьевич – это уже не функция, а физическое лицо. Свое добро он может потерять в исключительных случаях, например, если ему доведется сесть на нары, не дай бог, скончаться, продать все и уехать в какие-нибудь другие палестины. На собственность, но не на должность Старенко могут претендовать только его враги и конкуренты из его же среды, т. е. из среды лавочников. Но должность у Старенко никто отнимать не станет, ибо сама по себе она ничего не решает. Есть у него собственность – он на коне, нет у него собственности – он на пони или вообще на своих двоих.

Но вот загадка, что подтолкнуло Старенко на конфликт с Грищенко? Нет, мы сейчас не будем говорить о мелких претензиях по поводу земель, ларьков, лавок, площадей. Это лишь повод. Что подтолкнуло Старенко не на войну с Грищенко, а на нарушение, казалось бы, установленного на века мира? Наконец, кто санкционировал эту войну со стороны Старенко?

Опять на рынок "Солнечный" идут с проверкойМы не верим в то, что Альберт Валерьевич, вчера еще заискивающий перед распределителями мандатов, перед крупными партфункционерами и наделенными властью мужами, сегодня сам принял решение идти войной на главу города. Тем более что у главы всегда найдутся поводы, чтобы напасть на самого обычного ларечника-лавочника. Вот, например, совсем недавно «окопы» Старенко, вырытые им в районе рынка «Солнечный», были отодвинуты в глубь обороняемой территории потому, что они располагались слишком близко к проезжей части. И ничего, потеснился, отвел роты и батальоны на дальние рубежи.

Иными словами, для всякого лавочника-торгаша худой мир всегда лучше доброй ссоры. Но даже худому миру Старенко предпочел войну. Так себя лавочники не ведут. За этим стоит нечто другое.

А вы, Иван Иванович, настоящий гусак!Чтобы успешно воевать или оказывать на противника устрашающее воздействие, некоторые представители животного мира злобно рычат, ощетиниваются, показывают клыки, надуваются, увеличивая свой рост и вес. У Старенко нет авторитета, который бы позволил ему выглядеть устрашающе. Чем он известен? Тем, что когда-то подозревался в рэкете, тем, что удачно «освоил» земли под торговые площади, войдя в сговор с бывшим мэром Саратова Юрием Аксененко. Еще чем? Тем, что стал депутатом облдумы? Но мы знаем, как в наше время становятся депутатами. Много ума не надо!

Старенко надо раздуть, сделать из него фигуру, т. е. повысить его до статуса достойного противника, настоящего врага. А то, понимаешь, глава города (целый глава города!) ведет войнушку с каким-то лавочником, лабазником.

Вон США, прежде чем захватить Ирак, так демонизировали Саддама Хусейна, а чтобы войти в Афганистан, так раздули фигуру Усамы бен Ладена, что те (внешне ничего из себя не представлявшие) в одно мгновение ока стали исчадиями дьявола на земле. Чтобы весь мир видел, что не каких-то там захудалых князьков намерена покорить Америка, а вражин страшных, беспощадных, угрожающих своей кровожадностью всему человечеству.

Сравнение, быть может, слишком лестное для лавочника и простого главы города, но по сути своей верное.

Сам Альберт Валерьевич, как бы ни надувался, а устрашающим стать вряд ли бы смог. Помог... Грищенко.

Некто очень искусный в плане информационно-политических игр втянул Олега Васильевича в эту авантюру. Грищенко бросил против Старенко весь свой пул: телевидение, спецпрограмму Колобродова, еще не до конца прикрытые газеты, сайты – ну не иначе как США против бедного Ирака!

И никому не известный лавочник вдруг стал врагом №1. Статус его не только повысился, но и продолжает повышаться. Его надувают, как лягушку. Мало того, у Альберта Валерьевича явно есть тыл. То есть те самые заинтересованные лица, которые уже давно присматриваются: а не засиделся ли Олег Васильевич на своей должности и не пора ли его сменить?

Сменить же его должен боец. А где взять такого бойца? Да вот же он – мужественный и отважный, решительный и непоколебимый владелец ларьков, палаток и рядков Альберт Валерьевич Старенко!

Хлев Ивана Никифоровича после диверсии Ивана ИвановичаНапомним нашим читателям, что в Саратовской области принято атаковать избираемых должностных лиц примерно за 2-3 года до выборов. Срок вполне достаточный, чтобы к часу «В» обрушить авторитет и выпестовать альтернативу.

Примеры? Сколько угодно. 2003 год, до выборов нового губернатора и мэра оставалось 2 года. Именно в этот период Аяцков и Аксененко подверглись беспрецедентным атакам со стороны никому ранее не известного Фейтлихера, лихо соорудившего метательную машину в виде «Новых времен в Саратове». Нечто подобное можно было наблюдать и на примере войн с Ипатовым, войн Грищенко с Курихиным (кстати, развернувшихся накануне выборов в городскую думу). И хотя Ипатова на первом сроке дожать не удалось, он пал на втором году второго срока.

Повторю, мелкотравчатость бойца, его политическая и интеллектуальная убогость так и оставались бы в тени, если бы его не заметил такой боец, как Грищенко. Вот почему в этом конфликте при всей мощи вооружений Олега Грищенко укрепляться будет Альберт Старенко. При этом особо отмечу, что Альберт Валерьевич давно бы сложил оружие перед главой города, если бы за его спиной не стояла, как говорили в старину, «американская военщина».

Не надо далеко ходить, чтобы понять: есть в мирной губернской атмосфере «поджигатели войны», которые будут снабжать и поощрять «слабого», преследуя свои далеко идущие интересы.

При этом Альберт Валерьевич должен уяснить для себя, что «взрослые дяди», использующие его, как марионетку для битвы с Олегом Васильевичем, могут поставить и на кого-то другого! Кроме того, они будут раздувать его до тех пор, пока Альберт Валерьевич будет, что называется, «танцевать девушку». Если, не дай бог, в этом русле случиться затор, то кукловоды немедленно забудут о своей марионетке.

О конфликте между Грищенко и Старенко я ничего не знаю и знать не хочу!В Саратове примеров тому сплошь да рядом! Скольким у нас обещали должности, мандаты, синекуры, а потом выяснялось, что соискатели просто разорялись, понадеявшись на добрые посулы.

Альберт Валерьевич может возмутиться, начать скандалить, полагая, что имеет права спросить «за что кровь (кровные) проливал», но те же кукловоды немедленно могут напомнить, с чьего благословения (разрешения) Валерьевич получал наделы и площадки, кто, как не бывший сиделец Юрий Аксененко, даровал ему лены, и не пора ли проверить, а все ли законно с теми сделками, которые были заключены еще в лихие 90-е? Тем более что Альберт Валерьевич, похоже, из этих 90-х так и не вышел. И по мнению ряда наблюдателей, все норовит там сэкономить, там не доплатить, еще где-то кого-то задобрить. А ну как все всплывет, но уже не с подачи Олега Васильевича, а со стороны тех, кому он поверил?

В это время Грищенко может быть где-то далеко, а вот советники и наставники – они всегда рядом. Им ведь не нужны амбиции Альберта Старенко. Им нужны его деньги с одной стороны и ослабление позиций Олега Грищенко с другой.

Вот почему мы считаем, что пока ссорятся Олег Васильевич и Альберт Валерьевич , плоды этой ссоры пожинают совершенно другие люди.