Начнем, пожалуй, с главного, с друга и коллеги министра Пожарова, с г-на Большеданова. Все-таки Павел Владимирович зампред, а, стало быть, более информированный член правительства, чем курируемый им министр Пожаров.

Рассуждая на тему «войны санкций», Павел Большеданов заявил, что «бизнес не разделяет понятий, по которым действуют европейские и американские политики». По его информации, бизнесмены из Германии и Канады, работающие на территории Саратовской области, говорят о своем нежелании соблюдать вводимые экономические санкции, которые сам Большеданов назвал “страшилками”

Володя, ну сколько раз я тебе говорил, не горячись“Могу сказать, несмотря на то, что декларируется, мы беседуем с представителями западного бизнеса, к примеру, с Bosh (Германия), Bombardier (Канада) и мы не видим, что эту точку зрения кто-то разделяет. Потому что бизнес не живет теми понятиями, которые забили сегодня все информационные потоки, а совершенно другими... ”Санкции — очень политизированая система, которая находится на очень высоком от нас уровне. Кроме этого, повторю, бизнес может предпринимать свои шаги вне зависимости от того, какие решения будут продекларированы в этих, скажем так, страшилках”, – заявил Большеданов (http://www.sarinform.com/lenta/archives/new/2014/8/1/33572).

Из этого весьма витиеватого пассажа следует, что Большеданов различает «санкции» и «инвестиции», а вот министр Пожаров, пожалуй, нет.

Здесь он очень похож на представителя одного из отрядов братьев наших меньшихКогда США и подгоняемый ими ЕС принимали решение о введении санкций против России, речь не шла о бизнесе, который готов вкладывать инвестиции в экономику России в целом и Саратовской области в частности. Вот почему Павел Большеданов и дал понять, что бизнес и санкции это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Исторический пример: начиная с начала 20-х годов прошлого века страны Антанты, включая и США, объявили молодой Советской республике блокаду. Тотальную блокаду. Ни товаров, ни тем более инвестиций. Это не говоря о том, что правительства стран Запада до последнего не хотели признавать правительство Ленина-Троцкого.

Советская Россия в блокадеНо нашелся один «ренегат», который не побоялся санкций своего правительства. Этим «ренегатом» стал Арманд Хаммер, его имя сегодня прочно забыто. Меж тем, Хаммер, прибыв в Москву в 1921 году, пришел к выводу, что большой проблемой здесь была нехватка еды. Опираясь на свою деловую смекалку, Хаммер устроил торговлю российских мехов и икры в обмен на американскую пшеницу. Вскоре он встретился с Лениным, который уговаривал его вплотную заняться развитием экономики Советской республики. Ленин предложил Хаммеру концессию на управление шахтой асбеста в Сибири, которую Хаммер сделал прибыльной в течении нескольких лет. Хаммер, также смог получить концессию на ведение торговли с несколькими американскими компаниями, включая Ford Motor Company, United States Rubber, Allis-Chalmers, and Underwood Typewriter. Кроме того, он попросил дать ему право производить карандаши, которые в то время были дефицитом и импортировались за очень большие деньги. В результате он организовал компанию A. Hammer Pencil Company и в конце первого года работы получил прибыль в $1 млн. Фантастическая по тем временам прибыль! О его карандашах Маяковский писал: «Все знают, как хороши хаммеровские карандаши!»

Ленин даже дал автограф Арманду ХаммеруИ это в то время, Владимир Александрович, когда СССР находился в тисках экономической и политической блокады. Нынешние санкции в сравнении с санкциями 20-х годов прошлого века выглядят просто смехотворно. Но не в этом суть, а в том, что никак не может понять наш министр по инвестициям. А не может он это понять просто потому, что не знает, как привлечь в Саратовскую область эти самые инвестиции, вот и пытается, пользуясь «страшилками» о санкциях (см. слова Павла Большеданова) объяснить провал в собственной работе.

А вот и сам Арманд ХаммерКогда министр Пожаров говорит о «сокращении инвестиционного предложения со стороны наших западных партнеров», я прихожу в легкий ступор. Это что же получается, министр Пожаров сидит и ждет инвестиционных предложений? С каких это пор «наши западные партнеры» заваливали Саратовскую область инвестиционными предложениями, а она, как невеста на выданье, сидит и перебирает среди огромного количества «женихов», какой из них самый статный и самый знатный?

Мне кажется, после того, как губернатор Валерий Радаев заменил лозунг своего предшественника Павла Ипатова о Саратовской области, как территории инвестиций, на свой нелепый лозунг «Саратовская область – территория развития», ни о каких инвестициях вообще не может идти и речи.

А вот реклама его карандашейНо это еще только начало. Министр Пожаров идет дальше. Так говоря о сокращении (прекращении) поставок рыбы в Саратовскую область, он говорит, что рыбу будут завозить из «других российских регионов». Это вообще из области фантастики.

Саратовская губерния, некогда (не так, кстати, и давно) занимавшая ведущие место среди производителей и поставщиков рыбы и рыбной продукции (например, черной икры) теперь будет завозить ее из других российских регионов. Нет, чтобы сказать, что мы будем развивать собственное рыбное хозяйство, ибо у нас для этого имеются все возможности (например, река Волга), так мы рыбу будем завозить.

Рекомендую министру Пожарову пересмотреть (лучше, конечно, перечесть книгу Э. Успенского) замечательный мультсериал о деревне Простоквашино. Там кот Матроскин, голосом нашего великого земляка Олега Табакова говорит о том, что, чтобы купить что нибудь нужное, надо продать, что нибудь ненужное. Великий принцип всякой (как внутренней, так и внешней) торговли. Есть ли у нас в регионе что-то такое, что нам на фиг не нужно?

Я бы предложил продать в другой регион наше правительство, но мне жалко другого региона.

А это министр ПожаровИли вот еще один пассаж министра Пожарова: «Иран, к примеру, предложил плодо-овощную группу, причем как свежие фрукты, так и консервацию». Не, ну вы как хотите, а я бы такого министра расстрелял бы из водяного пистолета! На какой, извиняюсь, хрен нам плодоовощная продукция и консервация из Ирана? Мы что свою не можем выпускать? Для производства овощей и фруктов в саратовской области есть все необходимое. Но вместо того, чтобы развивать свою экономику министр Пожаров, собирается финансировать экономику исламской республики Иран. Вместо того, чтобы развивать консервные заводы в Саратовской области (многие из них, в свое время, славились на весь Советский Союз), мы будем упорно развивать консервную промышленность все того же Ирана.

И эти слова мы слышим из уст министра экономического развития... Понятно, когда она говорит: «Все мы произвести не сможем, есть ряд товаров, которые, хоть убейся, мы делать не сможем - чай, кофе, бананы, к примеру». Но, когда речь заходит об овощах, обычных для нашего региона фруктах, рыбе и консервах, моя рука снова тянется к пистолету.

А это для тех, кто не различает инвестиции и санкцииИ ведь вряд ли министр Пожаров понимаем, что в качестве «чего-то ненужного» Россия продает нефть и газ, чтобы потом покупать в ЕС или еще, где -либо всю линейку продуктов, которые мы покупали до введения санкций. Переориентироваться можно хоть на закупки в Арктике, хоть на Марсе или Луне, но переориентироваться с прибыли от трубы на прибыль от реализации товаров реального сектора экономики не получится, ведь многие россияне (в том числе и министр Пожаров) и не догадываются, что за каждый банан, ввезенный в Россию мы платим нефтью и газом, т.е. невосполнимым сырьем!

А вот еще один пассаж: «Да, около 20 процентов мяса в область поступало из-за границы, – говорит министр Пожаров. Найти ему замену - в первую очередь вопрос для наших переработчиков. Насколько мне известно, уже пошли контрактные поставки мяса из Бразилии, Аргентины. Лично я переговорил с несколькими руководителями предприятий. Конечно, для них все это лишняя головная боль, им это не нравится, так как были стабильные налаженные поставки из стран ЕС. Им неприятно, но особых проблем с замещением они пока не видят».

Это территория развитияНи слова о своем производстве, ни намека. Перестали продавать мясо в ЕС, будем покупать в Аргентине и Бразилии, при этом ни слова о том за счет, каких доходов будут производиться закупки в Латинской Америке или в том же Иране.

Короче, «Тот же Китай, Индия, Латинская Америка, – говорит министр Пожаров, -- с удовольствием и быстро привезут все, что нам нужно. Да, может будет немного дороже, но и это не факт, смотря как государство сейчас будет обращаться с таможенными пошлинами. Вариантов очень много, можно возить товары через (так в тексте) Белоруссию, Казахстан. Я пока проблем не вижу. Меня беспокоит, и это главное, что вся эта, простите за грубое слово, политическая возня с санкциями в отношении России, приостановила поток инвестиций, все просят подождать. Не то чтобы у нас плохо с гарантиями, просто они не ясны для наших партнеров. Это самое тревожное, а все остальное не сильно беспокоит".

А это территория инвестицийЕго не беспокоит ни развитие региональной экономики, ни поиск замены импортной продукции, продукцией местного производителя. Его не беспокоит развитие производств овощей, фруктов, консервов в Саратовской области. Инвестиции, вот, приостановились, достигнув нуля, а в остальном, прекрасная маркиза...

В который раз уже спрашиваю, может быть, инвестиции снизились не из-за санкций, а из-за той политики, которую проводит министерство экономического развития и инвестиционной политики? Прислушайтесь к пассажам министра Пожарова. Чего стоят эти заявления о снижении инвестиционных предложений! Не надо ждать предложений! Инвестиции надо привлекать, а инвестора, как говорили при Павле Ипаптове, надо «облизывать».

Но если мозги министра Пожарова нацелены на то, что если в одном месте перестали продавать, будем искать другом, то предлагаю инвестировать министра Пожарова. Инвестировать его в отставку. Пользы будет больше.

А это снова министр Пожаров


А это его новые латиноамериканские партнеры