«Казус» с «Мистралями» нельзя отнести к разряду неординарных. Заказанные и уже оплаченные корабли конфисковались еще с того времени, когда по морям ходил парусный флот. Но мы не станем останавливаться подробно на случаях конфискации парусников и первых пароходов, а приведем здесь наиболее характерные случаи, начиная со времени Первой мировой войны.

До начала Первой мировой войны Англия была крупнейшей в мире судостроительной державой. На ее верфях строили самые современные по тому времени корабли — линкоры дрендоутного типа. Заказчиками часто выступали такие государства, как Турция, Бразилия, Аргентина и даже Чили.

Летом 1911 года Турция заказала в Англии строительство дрендоута. Корабль такого же типа был заказан и правительством Бразилии. Однако очень скоро финансовые затруднения заставили бразильскую сторону отказаться от аналогичного заказа Воспользовавшись случаем турецкое правительство в декабре 1913 году перекупило находившийся на стапеле линкор «Рио-де-Жанейро» ("Rio de Janeiro").

Сделать это было непросто. Несколько европейских держав попытались перекупить почти готовый броненосец (на нем необходимо было установить лишь орудия), но турки опередили всех, взяв под покупку «Rio de Janeiro» колоссальный кредит у Франции. Его перегнали в Великобританию, где корабль должны были оснастить орудиями. Неподалеку от этих мест компания «Vickers» завершала строительство дредноута «Решадие» (Reşadiye).

Таким образом, Турция заказала в Англии два крупных однотипных корабля.

К началу лета 1914 г. оба дредноута – «Султан Осман I» («Sultan Osman») и «Решадие» («Reshadieh») были близки к завершению. В момент подписания договоров линкоры именовали «Решад-и-Хамисс» и «Решад V», потом первый переименовали в «Осман Бириндже»).

В середине июля 1914 года из Турции прибыли экипажи этих кораблей, которым предстояло пройти обучение, а затем перегнать дредноуты на родину.

Однако английские фирмы под всеми предлогами затягивали сдачу кораблей. Близилась осень 1914 года – время, по прогнозам английских политиков, наиболее вероятное для возникновения англо-германского конфликта. В воздухе уже пахло войной.

Развитие событий в Европе только подтвердили прогнозы военных аналитиков и Англия не упустила момента. Как только 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии, Англия поспешила реквизировать оба турецких дредноута и включила их в состав своего флота под названием «Эджинкорт» («Agincourt») и «Эрин» («Erin»).

Основанием послужило опасение британского кабинета, что эти корабли могли быть использованы для усиления Центральных держав. Турция в тот момент еще даже не собиралась воевать, и считается, что подобное поведение Великобритании немало способствовало принятию турецкими властями решения о вступлении в войну на стороне Центральных держав.

Это вызывало негодование турок, рассчитывавших усилить свой флот этими кораблями, часть средств на постройку которых была собрана по общественной подписке.

Объективности ради следует заметить, что частичное финансирование строительства боевых кораблей осуществлялось из немецкий источников и несколько платежей было просрочено.

Реквизицией воспользовался кайзер Вильгельм II, планировавший втянуть Турцию в войну на стороне Тройственного союза. Он не замедлил предложить турецкому правительству два новых боевых корабля, находившихся с 1912 года в Средиземном море.

Надо заметить, что «конфискации кораблей» под незавидным предлогом западные державы осуществляли не раз.

Так, например, в 1969 году, Франция согласилась построить для Израиля ракетные катера типа «Саар», но из-за арабо-израильского конфликта полностью заморозила франко-израильское военное сотрудничество. И отказались отдать уже готовые катера. Правда, израильтяне не оставили такое к себе отношение безнаказанным. В ответ израильская разведка «Моссад» организовал операцию «Ноев ковчег» - израильские спецслужбы наказали Францию, угнав под Рождество ракетные катера из Шербура!

Не отставали от французов и США. В 1975 году тогда еще шахский Иран заказал в США три субмарины типа «Тэнг». Потом случилась Исламская революция 1979 года, отношения Тегерана и Вашингтона всерьез испортились. Одна из лодок уже была готова к переходу в Иран, на ней был иранский экипаж, но в итоге моряки вернулись назад, а корабли были конфискованы американским правительством. Одну из них отдали Турции, две другие впоследствии списали.

Кроме того, Иран в 1974 году заказал у Штатов шесть эсминцев типа «Спрюэнс» по измененному проекту. В итоге американский флот пополнился четырьмя (пятый и шестой строить не стали) эсминцами типа «Кидд». Это, пожалуй, самая крупная «реквизиция» со времен Первой мировой войны, и, кстати, одна из самых удачных.

И, наконец, самый свежий пример, если, конечно, не считать заказанных Россией у Франции «Мистралей».

В 1980 году Саддам Хусейн разместил в Италии крупный заказ на обновление флота, заказав 4 фрегата, 6 корветов, а также суда обеспечения. Заказ был выполнен к 1984 году, однако разразилась ирано-иракская война, и у Багдада просто не оказалось денег оплатить корабли. В ответ итальянское правительство заморозило поставки. После войны денег у Ирака не прибавилось, и, хотя переговоры о рассрочке выплат велись, окончательно проект прихлопнуло саддамовское вторжение в Кувейт в августе 1990 года. После этого Рим официально конфисковал корабли: фрегаты были отданы собственному флоту, а четыре корвета из шести проданы в Малайзию. Но два готовых и формально переданных Ираку корвета продолжали стоять на причале. В 2011-м иракское правительство согласилось выплатить 300 миллионов долларов на ремонт и модернизацию этих кораблей и в данный момент намерено пополнить ими свой флот.

Хрестоматийным примером во всей этой истории могут служить два корабля, заказанных Турцией в Великобритании накануне Первой мировой войны. Деньги за них были уплачены, хотя и не в полном объеме, но львиная доля платежей все-таки прошла. Великобритания не только не вернула Турции корабли, но не вернула и деньги. А если учесть, что Турция в ходе Первой мировой войны оказалась в стане проигравших, то никто даже и заикаться не стал о каких-то там компенсациях за нарушение договора.

История повторяется. Один раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса. То, что сегодня мы можем наблюдать в случае с «Мистралями», не иначе как фарсом и назвать нельзя. Конечно, эксперты считают, что эти два десантных корабля России на... были не нужны, но не в этом суть. Суть в том, что в период, когда мы очень плотно сблизились с «европейскими партнерами» и нашему руководству казалось, что так будет всегда, нашлись умные люди, которые захотели заработать на «откатах».

Убежден, что никто не стал бы заказывать у Франции два вертолетоносцами, если бы за этим заказом не маячил жирный откат! Поэтому помимо всех прочих причин в истории с «Мистралями» сработала банальная истина: «Жадность фраеров сгубила». Разумеется, откат уже получен и уже, скорей всего, распилен и потрачен, хотя бы на выплату корпоративных долгов, но «Мистрали» Франция выдавать не торопится, если вообще отдаст.

Главный повод — санкции, введенные против России Западом в ответ на ее политику на Украине. Французская сторона не раз заявляла о «несвоевременности передачи кораблей в связи с событиями на Украине». Дело в том, что корабли типа «Мистраль» идеально подходят для несения службы во внутренних морях — Черное или Средиземное. Запад опасается, что после присоединения Крыма, «Мистрали» усилят военно-морскую группировку РФ на Черном море. Иными словами, поводов более, чем достаточно. Но это еще полбеды.

Дело в том, что, суд Голландии недавно вынес решение о том, что Россия должна выплатить акционерам бывшего «ЮКОСа» $50 млрд. Разумеется, Россия выплачивать такие деньги не намерена. Правда, у нее нет и юристов, которые могли бы этот долг «отбить» или хотя бы свести к минимуму. Опыт показывает, что даже в период, когда Россия жила со своими «европейскими партнерами» душа в душу, европейские суды ее не жаловали. Что уже говорить об эпохе санкций, роста напряженности и беспрецедентного давления со стороны США.

В России сегодня немногие понимают, что эти $50 млрд могут быть конфискованы в виде «Мистралей». Конфискована будет и компенсация за нарушение контракта, если, конечно, о ней вообще пойдет речь. Но если Россия и согласится на выплаты акционерам «ЮКОСа» такой сумасшедшей суммы денег, это еще не значит, что ей либо вернут «Мистрали» либо выплатят компенсацию. Эти корабли уже стали инструментом санкций. Отказ поставлять суда России и отказ выплачивать компенсацию, как раз и может войти в новый пакет санкций против нашей страны.

Говорить о том, что в результате срыва контракта по «Мистралям» Франция понесет имиджевые убытки — смешно. Сегодня, разве, что только в России, не понимают, ради чего Запад и, прежде всего, США, спекулируют на кораблях.

С другой стороны, если РФ согласится выплатить акционерам «ЮКОСа» те самые $50 млрд, то эти деньги (хотя и далеко не все) очень скоро окажутся в России. О том, кто появится раньше в пломбированном вагоне Михаил Ходорковский или деньги — уже не будет иметь значения. Разумеется, их пустят не на инвестиции, а на совсем другое дело.



СПРАВКА

Контракт стоимостью 1,2 миллиарда евро на постройку двух французских вертолетоносцев для ВМФ России был подписан еще в июне 2011 года. Министром обороны РФ в то время был Анатолий Сердюков. Подписывая Указ о назначении Сердюкова А.Э. на пост министра обороны, Президент В. Путин объяснил это решение тем, что в условиях реализации программы развития и переоснащения Вооруженных Сил Российской Федерации, связанной с расходованием «огромных бюджетных средств», «нужен человек с опытом работы в сфере экономики и финансов».