Ну и какая форма ныне на дворе у нас?

Князь и дружина, великий князь и бояре, император и его фавориты, генеральный секретарь и его политбюро, президент и его ближайшее окружение — отношения этих центров силы и власти определяли непростые пути развития российской истории.

Не мною замечено, что укрепление власти монарха приводило к укреплению державы и, напротив, усиление боярской вольницы — ослабляло государство. Вот такими они были «ритмы русской истории».

Впервые попытка возвеличить князя над боярством на Руси была предпринята еще в XII веке при Андрее Юрьевиче Боголюбском. Возникшее при нем Владимиро-Суздальское княжество было самым могущественным государственным образованием на северо-востоке Руси. Именно оно, впоследствии стало ядром современного Российского государства.

Андрей Юрьевич был тем славен, что стремился боярскую вольницу подчинить своему влиянию. Благодаря укреплению княжеской власти Владимиро-Суздальское княжество достигло небывалого расцвета. Однако бояре недолго терпели своеволие князя и вскоре против Андрея Боголюбского возник заговор, в результате которого он был убит.

Вскоре после убийства князя Андрея началась борьба за его наследство. Борьба была длительной и в конечном итоге привела Русь к состоянию феодальной раздробленности. В таком ослабленном состоянии она стала легкой добычей татаро-монгольских завоевателей.

Татаро-монголы, по всей вероятности, хорошо знали особенность русских традиций и охотно манипулировали наиболее знатными князьями и боярами. Например, тверской князь Михаил был в одно время самым сильным властителем на Руси при монголах, а Тверь во много раз превосходила по богатству и развитию соседнюю Москву. Но в Орде Михаилу ярлык на правление не дали, а самого князя уморили. Ярлык же достался менее сильному и менее достойному московскому князю Ивану. Он жестоко подавил восстание в Твери, после чего этот город уже не мог состязаться с Москвой.

Андрей Боголюбский

В какой-то мере татаро-монгольская администрация использовала систему сдержек и противовесов, когда с одной стороны она не позволяла усиливаться отдельному князю, но, с другой, не допускала и укрепления боярской власти.

По-настоящему власть великого князя начала укрепляться только после освобождения Руси от татаро-монгольской зависимости.

Активней всего самодержавную власть стал укреплять Иван III. При нем не только продолжился процесс «собирания земель вокруг Москвы», но и усилилась борьба с сепаратизмом удельных князей. Именно при Иване III произошло значительное укрепление монархических принципов правления, а боярской вольнице, прежде всего в лице удельных князей, был нанесен чувствительный удар.

Иван III

И хотя к началу правления Ивана IV Грозного Российское государство уже было централизованным, боярская вольница была еще очень сильна. Бояре воспользовались слабостью юного Ивана Васильевича и попытались укрепить свою власть. Началась длительная и жестокая борьба между боярской олигархией и монархом. Борьба была настолько сложной, что Ивану Грозному пришлось даже разделить Русское государство на части, назвав одну часть земщиной, а другую опричниной.

Те, кто сильно не любит Россию часто рассказывают об Иване IV, как о кровавом тиране. Но стоит только сравнить «дела и дни» европейских монархов, как становится понятным, кто, на самом деле, «жаждал крови». Так, например, современница Ивана IV Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила еще 89 тысяч своих подданных. Правда, в отличие от Ивана Васильевича Елизавета Генриховна не каялась в содеянном ни прилюдно, ни келейно. Убиенных в «Синодики» не записывала, денег на помин души в монастыри не посылала. Европейские монархи таких привычек вообще сроду не имели.

В целом же, если сравнивать с Европой того времени, то опричнина унесла за 6 лет около 5 тысяч жизней, одна Варфоломеевская ночь — 30 тысяч; В Священной Римской империи — Карл V казнил десятки тысяч; в Англии: Генрих VIII — тоже вел счет казненных десятками тысяч. Испанская инквизиция приговорила к смертной казни всех жителей Нидерландов, в ходе подавления восстаний в Нидерландах Филиппом II (1556—1598) за два года было казнено более ста тысяч человек.

За счет «вывода» крупных землевладельцев с их «вотчин» произошло дробление их владений и передача земли в условное пользование мелкого служилого люда. Этим Иван уничтожал старую знать и укреплял новый социальный слой -- «детей боярских», ставших в последствии служилым классом или — дворянством.

Именно Иван IV стал родоначальником той самодержавной, монархической традиции, которая и станет главенствующей на Руси после его смерти. Но истинного родоначальника русской государственности — Ивана Грозного у нас не принято вывешивать в кабинетах. Там предпочитают фигуру Петра I, который не укрепил, а подорвал основы Русского государства.

Но и по смерти Ивана Грозного противостояние монарх и олигархии не прекратилось. Напротив, оно сильно обострилось, что нашло свое выражение в эпохе, получившей название «Смутного времени».

Иван Грозный

В этот период Россия была готова пойти путем Польши, в которой победу одержал олигархический принцип, при котором не монарх руководит государством, а шляхта (олигархия). В результате этот принцип привел к утрате Польшей своей государственности на целые века.

Из эпохи «Смутного времени» XVII века Россия вышла исключительно благодаря укреплению монархического принципа правления. Дальнейшее укрепление государства — империи продолжалось вплоть до эпохи «Дворцовых переворотов», когда дворянство, получив вольности, вплоть до освобождения от обязательной государственной службы, попыталось возвыситься над монархом. Мало, кто знает, что завершающим актом эпохи «Дворцовых переворотов» было восстание декабристов, а не гибель императора Павла Петровича.

При Николае I, подавившем последний дворцовый переворот, Российская империя достигает пика своего могущества. Именно в этом периоде закладываются основы будущего развития страны.

Еще раз подчеркну, что противостояние олигархического и монархического принципов происходит не потому, что монарх, в свое время, не «додавил гадину», т.е. не перебил всех знатных бояр (князей и графов), а потому, что столкновение этих принципов и есть своеобразная форма движения и развития русской власти. При Иване IV противниками были бояре, а при императрицах — гвардия. При Сталине -- «ленинская гвардия» (или «ленинская олигархия»), при Горбачеве -- «номенклатурная олигархия» и т.д.

Восстание декабристов. Последний дворцовый переворот

Сегодня многие уже забыли историю о том, кто свергал Николая II. А ведь его свергали не большевики, не эсеры, не анархисты и даже не революционные матросы. Его свергала олигархия в лице представителей царской семьи, армейских генералов, крупнейших капиталистов, высших чиновников и политиканов. Свержение императора в феврале-марте 1917 года ввергло Россию в новую смуту, которая, как и смута XVII века продолжалась не менее 10 лет.

Не мною замечено, что всякий раз, когда олигархия стремится к власти, ослабляя, пусть и не формальную, но монархию, в стране наступает смута. Только появление сильного лидера, который, опять таки, исповедует монархический принцип, происходит восстановление страны.

Так было, например, при Сталине. Сталина часто сравнивают с Иваном Грозным. Действительно, между ними есть немало общего, но не столько в характерах, сколько в тех вызовах, с которыми они столкнулись. Иван Грозный сумел положить конец боярскому сепаратизму и распаду страны на удельные княжества, а Сталин совершил крутой поворот от идеи мировой революции, толкавшей Россию на край гибели, к собиранию русских земель и к созданию «красной империи».

При Хрущеве «имперский принцип» еще продолжался по инерции, но через 10 лет правления Никиты Сергеевича «новые олигархи» в лице ленинского политбюро окончательно захватили власть и «медленным шагом, тихим зигзагом» повели Россию/СССР к упадку.

Новая смута наступила тогда, когда монархический принцип пришел в упадок и к власти окончательно пришла олигархия. Та самая олигархия, которая готовилась к захвату власти и собственности еще в тот период, когда она имела, отчасти ограниченную монархическим принципом власть, но не имела собственности. Ведь ни для кого уже не является секретом, что в результате смуты конца 80-х начала 90-х годов к власти в стране пришли вчерашние партийные бонзы и их присные.

Царь Борис II

Попытка ограничить безмерные аппетиты олигархии, готовой ради своего безумного упоения властью разорить целую страну, были предприняты при Борисе Ельцине. Правда, попытка кратковременной роялистской реставрации закончилась печально. Победившая в стране олигархи «уморили Бориса» и выдвинули на трон «местоблюстителя монархии».

В этом месте хочу особо отметить, что говоря о современной российской олигархии, я не имею в виду, т.н., «дежурных олигархов» типа Абрамовича, Дерипаски, Мордашова, Потанина или Прохорова. Настоящей олигархией является та часть российской элиты, которая меньше светится, да больше имеет. Эта та часть истеблишмента, которая не участвовала, но управляла, например, залоговыми аукционами. Эта та часть, которая не ограничилась захватом собственности, но захватила контроль над властью. К чему, собственно говоря, стремилась олигархия в России во все времена. Мы можем заменить термин «олигархия» термином «новое боярство» -- он лучше характеризует тот слой, который сегодня реально управляет страной.

Летописцы рассказывают легенду о том, как в 1613 году на Земском соборе был избран на царство Михаил Романов. Незадолго до созыва собора собрались виднейшие бояре и «приговорили», что царем будет именно Михаил. Мише в ту пору шел 17-й год. Он был смышленым и способным, но не имел никакого опыта управления. От его имени правили его мать — Марфа и дяди. Боярство при этом полагало, что при неопытном Мише оно сможет вершить свои дела. Но вскоре из плена вернулся патриарх Филарет, который взял бразды правления на себя, а вскоре и Михаил стал понимать, что может править страной самостоятельно.

"Дежурный олигарх"

Как бы там ни было, а «местоблюститель» часто бывает начинает выходить за рамки дозволенного. Чтобы укрепить свою власть и установить монархический принцип правления, как главенствующий «избранному монарху» необходимо расправиться с олигархией. Не надо думать, что такая расправа должна быть обязательно кровавой и жестокой, как это было, например, при Иване Грозном или при Иосифе Сталине. Например, Никита Хрущев (борьба с антипартийной группировкой во главе с Молотовым, Маленковым,  Кагановичем, Булганиным и примкнувшим к ним Шепиловым) и брежневско-ленинское политбюро (расправа над самим Хрущевым и его сторонниками) наглядно показали, что для устранения неугодных не обязательно заниматься кровопусканием. Но без изоляции олигархов невозможно укрепление монархического принципа, т.е. такого принципа, при котором, как это показывает наш исторический опыт и происходит укрепление и развитие Российского государства. А теперь обратимся к анализу современной нам ситуации.

Начнем с того, что олигархия («новое боярство») после периода смуты конца 80-х начала 90-х годов прошлого века, пережив «царя Бориса», никуда не делась. Напротив, за последние 20-30 лет она существенно укрепилась. Ни репрессий, ни существенных опал новое боярство не испытало. Если не считать второстепенных «детей боярских», то основной костяк глубокой российской олигархии сохранил все свои позиции.

В 2000 году новое боярство выдвигает из своих рядов «местоблюстителя» неформальной монархии. Будучи наученная опытом это боярство предпочитает пребывание в тени и, неформально принимая решения, формально их не принимает.

Лицо, исполняющее обязанности монарха, находится под контролем «боярства». Ярким доказательством этого может служить отсутствие настоящего развития страны, ибо никогда при олигархии Россия не развивалась, но, напротив, хирела, утрачивая свои позиции.

Нас всего четверо, но фамилии я не назову

За верность олигархическому клану, «местоблюститель» получил право быть переизбранным на второй срок, оставаясь подконтрольным «новому боярству». Последующие взаиморотации (замена президента на премьера и обратно) имели исключительно формальный (в рамках легитимной процедуры) характер.

Однако, в 2012 году, когда состоялись очередные выборы главы государства, вновь избранный президент посчитал, что период пребывания его в формальной роли «местоблюстителя» закончился. Вероятно, он счел, что на третьем сроке своего правления, он уже может опираться не на выдвинувших его когда-то олигархов, а на волю избравшего его народа.

Примером этого может служить возникновение, т.н., Общероссийского народного фронта (ОНФ), который должен был выполнить роль этакого связующего звена между неформальным монархом и народом. Но усилиями олигархов роль этой организации довольно быстро была низведена до роли, которую во времена СССР играл такой орган, как Народный Контроль.

Тем не менее, национальный лидер продолжал попытки укрепления монархического принципа вопреки олигархическому. Как мы уже отмечали выше, это невозможно без ограничения (и очень существенного) влияния и власти «нового боярства». По целому ряду направлений началось наступление на олигархию. Это было жизненно необходимо для укрепления страны, которая при олигархическом правлении продолжала медленно деградировать.

Примером такой борьбы и стал, т.н., «экономический кризис». Этот «кризис» стал следствием столкновения двух принципов — монархического и олигархического. Никаких других, более или менее серьезных причин, для его возникновения не было. Иными словами, сторонники монархии попытались отодвинуть от власти и ресурсов «новое боярство», даже посредством использования кризиса на Украине, через присоединение Крыма и оживления ситуации на Донбассе. На эти усилия боярство ответило организацией кризиса.

.

О том, что он был искусственно спровоцирован, свидетельствует то замораживание кризисных процессов, которые мы можем наблюдать сегодня. В этой связи логично предположить, что наши «западные партнеры» явно стоят на стороне «нового боярства», поскольку объектом их атаки является не политика, а национальный лидер, которого они всеми силами стремятся причислить к изгоям.

Приблизительно в начале марта 2015 года в стране произошел тихий переворот, положивший конец попыткам реставрации монархического принципа правления. «Новое боярство» одержало очередную победу.

В экономике и в политике наступила заморозка. Дело в том, что ситуация сложилась таким образом, что сегодня всякое развитие будет наглядно показывать: в какую сторону начнет движение страна в сторону монархического или в сторону олигархического принципа. В последнее время можно было наблюдать, тенденции разворота в сторону интересов «нового боярства». К чему это приводит мы уже знаем.