Мною принято решение о формировании в России национальной гвардии

Еще совсем недавно в социальных сетях, специализированных сайтах, в отдельных книгах и статьях активно обсуждалась идея «новой опричнины». Авторы всерьез рассматривали формирование этого подзабытого института в новой России, как инструмента, способного положить конец разгулу «новой знати», которая вместо вожделенного либерального капитализма, стала строить в России самый заскорузлый феодализм вотчинного типа.

Аналитики полагали, что «новая опричнина» (НО) только и позволит главе государства навести порядок в стране, обуздать «зажравшуюся элиту» и вернуть в общество социальную справедливость, по которой оно очень сильно тоскует, предаваясь ностальгии по временам СССР.

Предполагалось, что НО сумеет без особой крови, политико-правовым путем провести «чистку рядов», восстановить социальные лифты, влить в ряды высших управленцев новые кадры и начать, в конце-то концов, истинное возрождение России. О «новой опричнине» говорили очень активно, идея, хотя и была не нова, но выглядела весьма привлекательной, особенно в свете того беспредела, который ныне творится в рядах старой элиты. Как вдруг о новом издании опричнины забыли, словно кто-то отдал команду «закрыть тему». Даже известие о формировании подразделений национальной гвардии, не реанимировала некогда живо обсуждаемую идею. Что же случилось, ведь национальная гвардия, если к ней как следует присмотреться, очень даже может стать той самой «новой опричниной», о которой мечтали еще совсем недавно?

Но прежде чем понять суть возможного замысла создания нацгвардии, стоит, как нам кажется, совершить краткий экскурс в историю для того, чтобы развеять слишком предвзятое отношение к той самой опричнине, автором которой был «царь и великий князь» Иван Васильевич Грозный.

Во главе национальной гвардии будет стоять достойный командир

У абсолютного большинства наших сограждан, если, конечно, они хоть какое-то внимание уделяли изучению истории в школе, об опричнине времен Ивана Грозного сложилось устойчивое представление, как о банде присных царя, которая только тем и занималась, что душила, вешала, травила медведями, резала и грабила мирных граждан, живших в период создания российского централизованного государства.

Самые продвинутые из граждан даже могут припомнить, что к седлам господ опричников были привязаны метла и собачья голова. Дескать, это были символы, которые напоминали непонятливым, что опричники метут всю антигосударственную нечисть метлой и грызут ее же с азартом русского волкодава.

О кровавых делах опричников (олицетворением зверств коих стал Малюта Скуратов, в роли которого в фильме Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» снялся выдающийся советский актер — Михаил Жаров) написаны целые тома, сняты километры кинофильмов, написаны десятки, сотни статей. Сама идея опричнины оболгана, извращена, облечена в обертку исторической неправды, обросла мифами и даже сказками.

Царь и великий князь. Таким мы его запомнили

Спросите сегодня у любого россиянина, откуда есть пошла сама идея российской государственности. В лучшем случае он вам расскажет о брачном союзе Ивана III с дочерью византийского императора Софьей Палеолог и получением из Константинополя того самого двуглавого державного орла, который впервые появляется на печати великого князя московского Ивана III. Это в лучшем случае. Но вряд ли, кто скажет вам, что автором русской государственности не как идеи, а на практике был Иван Грозный, а опричнина в его создании сыграла выдающуюся роль.

Для понимания сути проблемы, кратко остановимся на том, как сформировалась та система русской власти, которая, хотя и в сильно искаженном виде, существует в России и поныне.

Для создания сильного централизованного государства Ивану IV нужны были служилые люди. Им за службу надо было платить, тем более, что служба эта должна была быть постоянной. В те времена (XVI век, как ни как!) главной валютой была земля.

Но так повелось на Руси, что лучшие земли находились в вотчинном владении знати, которая, пользуясь этим самым вотчинным правом, могла и не служить государю и государству, ведь не «царь и великий князь» даровал им эту землю, а получена она была от отцов — вотчина!

Афиша фильма Сергея Эйзенштейна "Иван Грозный". На ней отчетливо видны "два царя" один в царском облачении, а другой в монашеском

Вотчинная знать и составила главную оппозицию царю Ивану IV. Это были типичные олигархи XVI века, которые отличались своеволием и царя считали «первым среди равных».

Между тем, если не создать централизованное государство, хорошо обученную и боеготовную армию, то такому государству суждено было не долго существовать. По крайней мере, эпоха монгольского нашествия наглядно это показала. Кстати, победа олигархической власти, например, в Польше, привела к распаду/разделу этого государства на целые века!

Говоря современным языком, тогдашних олигархов нужно было равноудалить и напомнить им о социальной ответственности. Царю нужны были земли, а земля, напомним, в те давние времена была основным ресурсом. Все попытки реформировать систему, предпринятые Иваном IV в первые годы его царствования, закончились провалом. Сопротивление вотчинников было очень сильным. При этом олигархи XVI века постоянно угрожали царю госпереворотом. Еще с детства Иван помнил, какими кровавыми могут быть эксцессы борьбы за власть, когда бояре уморили его мать Елену Глинскую.

А таким злодеем и садистом он был представлен в фильме Павла Лунгина "Царь"

Для сохранения и упрочения державы, для ее существования нужно было решить вопрос с олигархами-вотчинниками. И он был решен. Произошло это отнюдь не мирным, бескровным путем. Иван начал жестокий поход против вотчинной вольницы; непокорные бояре подвергались репрессиям, их земли конфисковались, а затем раздавались служилым людям, которые могли владеть землей и населявшими ее крестьянами до тех пор пока они служили.

Царские обиды...

Ради этого «царь и великий князь» разделил все русское государство на земщину и опричнину, а сам был вынужден шантажировать знать тем, что отказывался от царства и удалился в Александрову слободу. Опричное войско (само слово «оприч» можно перевести, как «рядом», «около»), преданное царю, реализовало его план, усмирив сопротивление бояр-вотчинников, способствуя созданию земельного фонда, который теперь служил для формирования поместного дворянства.

Опричное войско. Если присмотреться, то можно увидеть, что к седлу прикреплена метла и собачья голова

Суть реформы Ивана IV состояло в том, что он положил конец олигархической власти, установив в России власть самодержавную. Не стоит думать, что самодержец — суть тиран. Смысл самодержавия заключается в приоритете царской власти над властью знати, тогдашнего олигархата.

Начиная с Ивана IV (если не раньше!) в России борьба самодержца с олигархатом была главной тенденцией в развитии государственности. Как только верх брали олигархи, так русское царство раскатывалось по колесикам и наступало смутное время. Как только верх брал самодержец, царство укреплялось, становясь великим и могущественным.

Приведем примеры. Смутное время начало XVII века привело к фактическому распаду России. Единство державы было с большим трудом восстановлено после изгнания самозванцев и поддерживавших их интервентов и избрания на престол нового самодержца. Следующий период смуты наступил в начале XX века, когда в России сместили царя и к власти пришла новая олигархия, положившая начало центробежному процессу, в результате которого к концу 1917 года Россия, по сути, распалась.

У прообраза современной нацгвардии нет ни метлы, ни собачьей  головы

Борьба Сталина стала борьбой «нового царя» против олигархов -- «профессиональных революционеров», представителей так называемой ленинской гвардии. СССР стал империей, только тогда, когда у власти окончательно укрепился «красный император» -- генералиссимус Иосиф Сталин. Кстати, именно при Сталине начался процесс возврата русских земель, утраченных в результате смуты начала XX века.

Ближе к перестройке олигархат снова стал брать власть в свои руки. Уже при «царе Борисе» он вошел в полную силу, подчинив себе Россию, а заодно положив начала ее распаду. Пришедший к власти в 2000 году Владимир Путин постепенно начал наступление на олигархат. Это наступление получило широкую поддержку в обществе, подтверждая наш тезис о том, что самодержавная тенденция продолжает жить и здравствовать, являясь сутью русской власти, которая только и способна возродить страну, превратив ее в могущественную державу.

Но современный олигархат еще очень силен. Он, по сути, положил начало возрождению старинного вотчинного права, а вместе с ним и возрождению феодального принципа построения власти. На смену динамичному развитию державы пришла его архаизация и не только в техническом вооружении, но и в системе управления. Новая знать уже перестала служить, так, как она, скажем, служила при Сталине, да даже и при Брежневе-Андропове. Подобно боярам-вотчинникам, она перестала служить государству и государю, рассматривая само государство, как свою вотчину. Наметилась тенденция передачи вотчин «детям боярским», когда богатство переходит к ним не по заслугам, а по происхождению. Возникли новые боярские роды, появились не только вотчины, но и уделы, а национальное богатство, вместо того, чтобы служить народу, оказалось в руках «новых бояр».


Гвардейцы

... и армейцы

Нечего и говорить, что такой порядок приведет к дальнейшему ослаблению государства, создаст условия для его распада, а то и гибели.

Самодержавная тенденция в современной политике в России, несомненно, присутствует, но она еще слаба. Она еще не в состоянии подчинить себе боярскую вотчинную вольницу.

В этих условиях в некоторых кругах и стали рассуждать о необходимости возрождения «новой опричнины», которая бы на новом витке развития русской власти, навела бы порядок, вернув ее к самодержавному принципу.

Вот почему, когда речь зашла о создании национальной гвардии, мало кто задумался над тем, что она, быть может, и создана не для подавления социальных протестов, а для возрождения самодержавного принципа.

Никаких других предпосылок для создания новой военизированной структуры, мы не видим. Повторим: если не начать санацию господствующий элиты, которая исповедует вотчинное право и готова принести в жертву Россию во имя своих олигархических интересов, вместо того, чтобы начать ей служить, как завещали наши великие предки, то распад и последующая гибель страны может стать свершившимся фактом.

Преторианцы

Но есть и другая угроза. Национальная гвардия, которая могла задумываться, как «новая опричнина», может эволюционировать в преторианскую гвардию. Напомним, что еще со времен Римской империи преторианская гвардия (созданная уже после введения института принципата, а затем и домината) главной своей задачей видела защиту императора от дворцовых переворотов. Именно опираясь на преторианцев император либо защищал себя от свержения, либо, еще не будучи императором, мог опереться на перторианцев, чтобы им стать.

В поздней Римской империи были даже так называемые «солдатские императоры», которые возводились на трон либо армией, либо преторианцами. Поэтому нельзя исключать, что национальная гвардия в современной России создана еще и для того, чтобы обезопасить власть именно от «солдатских императоров».

Уроки Римской империи

Солдатские императоры III века: Максимин Фракиец (235-238), Филипп Араб (244-249), Клавдий Готский (268-270). Суровые люди, жившие в сложное время.

Как бы там ни было, а уже в ближайшее время мы увидим истинные цели создания национальной гвардии. Станет ли она «новой опричниной» и положит конец вотчинной вольнице новых бояр, или она станет гвардией преторианской, защищая «императора» от дворцовых переворотов, которые все та же новая вотчинно-боярская аристократия только и в состоянии инициировать.