О том, как отреагировал на это событие губернатор Саратовской области Валерий Радаев, нам не известно, хотя, если учесть, что правительство работает в «режиме диалога», то губернатор должен был немедленно «переговорить с тов. Сорокиным».

Судя по реакции Радаева, он твердо убежден, что его избрал народ. Не прямо, не путем тайного голосования, а опосредованно, через третьи, а то и четвертые, руки, но проголосовал. Правда, назвать Радаева «народным губернатором» язык не поворачивается, и, если его так и называют, то не скрывают иронии.

Нет! На выборы не пойду!Если следовать букве и духу Конституции РФ, то губернатором Саратовской области может стать каждый житель региона, имеющий право избирать и быть избранным по достижению им установленного законом возраста. Но эта норма Конституции не работает на территории Саратовской области вот уже десять лет. Статьи Конституции, гарантирующие гражданам такое право, отменены явочным порядком.

Согласно действующему законодательству, чтобы стать губернатором области в тот период, когда им стал Радаев, надо было понравиться партии, имеющей большинство в Саратовской областной думе, т.е. «Единой России». Кандидатуры, понравившиеся партии, с населением Саратовской области никак не согласовывались.

У народа должен быть только один губернатор и я полагая, что им должен быть яКандидатуры, избранные партией по ее усмотрению, направлялись на рассмотрение в Администрацию Президента РФ. Там они проверялись на предмет не профпригодности и проч., а на предмет понравятся ли они Президенту РФ или нет. После чего Президент РФ рассматривал предложенные ему 2-3 кандидатуры и останавливался на одной. После чего эта кандидатура предлагалась на утверждение депутатам регионального заксобрания. Воля Президента РФ для депутатов регионального собрания – закон. Поэтому большинство голосовало за кандидатуру, предложенную главной государства, единогласно.

Вот так Радаев стал губернатором. Он понравился партии, его выбрал Президент РФ и утвердила областная дума. Радаев может быть признан партийным губернатором, президентским губернатором, думским губернатором, но  он никак не может быть признан народным губернатором, ибо никто не имеет права голосовать за всех жителей Саратовской области, имеющих право выбирать и быть избранными.

"Народный губернатор" вышел в людиТеперь зададим себе вопрос: кому служит Радаев?  Он может служить только трем субъектам, имеющим отношение к его избранию, а именно полюбившей его партии, избравшему его Президенту РФ и утвердившей его областной думе. Почему? Потому, что эти три субъекта могут лишить Радаева полномочий, т.е. инициировать снятие с должности. Если Радаевым окажется недоволен народ, тем хуже для этого народа. Механизма, с помощью которого жители области могут сместить не понравившегося им губернатора, не существует. Например, бывшего губернатора Саратовской области Павла Ипатова смещали депутаты областной  думы во главе с… Валерием Радаевым.

Вот почему Радаев даже не «не народный», а скорее, «чужеродный губернатор».

Весной 2014 года у Радаева появилась возможность изменить свой статус с не народного на народного губернатора. Но на всенародные выборы он не пошел или его не пустили по очень простой причине: победить на этих выборах Радаев мог только с применением административного ресурса и принятого областной думой хитровылепленного закона о выборах губернатора Саратовской области. Согласно этому закону (я его назвал «законом двух квадратиков»), в бюллетень для голосования может быть внесена даже одна единственная кандидатура, напротив фамилии которой будет стоять два квадратика «за» или «против».

Когда мне предложили стать "народным губернатором", я, конечно, с начала испугался, но потом принял решениеКонечно, альтернатива как бы есть, но нет состязания программ, взглядов, идей, лозунгов, без которых выборы становятся формальной процедурой.

Если бы Радаев был народным губернатором, то на большом экране, что расположен напротив правительства Саратовской области, каждый месяц должен был быть размещен рейтинг доверия губернатору со стороны жителей области.

Такого рейтинга, при существующем порядке вещей,  вы никогда не увидите, ибо цифры наглядней всего  будут показывать, насколько популярен губернатор среди населения. Разумеется, если эти цифры будут получены путем независимого опроса общественного мнения.

Народному губернатору любые цифры не страшны. Если рейтинг снизился, значит надо улучшать работу, ибо той работой, которая проводится, не довольно население. Если рейтинг повысился (и растет), значит губернатор на верном пути и делает то, что получает одобрение со стороны населения области.

Первый всенародноизбранный оставил пост губернатора, зато обрел целый мирРадаев такого себе позволить не может, ибо цифры рейтинга будут напоминать ему, что он не народный губернатор. И хотя, как мы знаем, опросы о доверии/не доверии действующему губернатору постоянно проводятся, они носят закрытый характер и их никогда в открытой печати не публикуют.

Но вернемся к тов. Сорокину. Все эти выборы, посредством схода какой-то части жителей Заводского района, «народного губернатора» можно было назвать фарсом или пропагантистско-агитационной акцией  со стороны идеологов Саратовского обкома КПРФ и не придать сему событию никакого значения, но не все так просто, как может показаться на первый взгляд.

При всей условности подобных выборов, они стали единственными за последние десять лет выборами на территории Саратовской области, которые не были организованы и не проходили под диктовку  власти.

Два не всенародноизбранных. Найдите десять отличийДа, это небольшой социальный срез, но он показал, что население против того, что его лишили конституционного права выбирать и быть выбранным, что оно готово выбирать не только депутатов, но и губернатора и ему уже надоели «коты в мешке» в образе которых им всучают глав регионов.

Конечно, над фигурой тов. Сорокина можно смеяться, а сами выборы считать нелегитимными. Да, их можно рассматривать и как пиар  обкома КПРФ, но что этому пиару может противопоставить губернатор Радаев?

"Закон двух квадратиков". Голосуй не голосуй, а все равно выберешь РадаеваА ведь если у тов. Сорокина хватит ума, желания и смелости, то он может открыть «Приемную народного губернатора», собирать, скажем, подписи, принимать письма, жалобы, обращения граждан. И, может быть, случится так, что таких обращений к нему станет на порядок больше, чем обращений к, так называемому, легитимному губернатору.

А вдруг завтра в Саратовской области будут объявлены всенародные выборы губернатора? Ну если не завтра, то в 2017 году, когда тов. Сорокин, если он выдержит и не пойдет на компромисс с нынешней властью, будет иметь уже достаточное количество своих сторонников.

Впрочем, говоря о компромиссе, о какой-то там работе власти с «народным губернатором» тов. Сорокиным, мы,  кажется, погорячились. Хотя кабинет Валерия Радаева и работает в «режиме диалога», ему сильно мешает «режим тишины». В таком режиме нет у этого кабинета ни правительственных пропагандистов, ни правительственных СМИ, ни правительственных журналистов, ни аналитиков, ни политологов никого, кто мог бы вести контрпропаганду. В такого рода специалистах нынешняя власть не нуждается, ибо они нарушают «тишину» и не понимают сути «режима диалога»

Народный губернатор говорите? Ха-ха-ха-ха!Эта власть не ведет диалога с жителями области. Во-первых, не через что, во-вторых, не через кого, а в-третьих, она не желает разъяснять свои действия жителям области. Да и как их, скажите, разъяснять, если эти самые жители не имеют никакого отношения к избранию Радаева на пост губернатора. Они его не выбирали, он от них не зависим. С какого, так сказать, перепуга Радаев должен перед ними отчитываться, тем более разъяснять свою позицию, делиться своими планами и намерениями? Быдло, оно и есть быдло.

Как бы там ни было, а «выборы народного губернатора» для Радаева – это тревожный звонок. Не понимать этого могут лишь те, кто оглох от «тишины» и слишком увлекся «диалогом».

Этот звоночек тревожен потому, что у Радаева появилась, пусть и формальная, но альтернатива, что создан прецедент, показывающий, что население  не доверяет Радаеву. Конечно, это, по словам Уинстона Черчилля, еще не конец.  Это даже не начало конца, но, возможно, это конец начала.  

Это не конец. Это даже не начало конца. Быть может, это конец начала