Людмила Николаевна, неужели не нашли никаких нарушений? Вы представляете, не нашли. Все по закону.Кратко напомним суть истории. На конкурсе социально значимых проектов в СМИ неожиданную и ошеломительную победу одержал некий таинственный канал «Саратов 24», который даже ни разу не выйдя в эфир, отхватил «приз» -- почти в 6 млн бюджетных рублей.

Такое «везение» вызвало недоумение у коллег. Медиагруппа «ОМ» обратилась к сопредседателю саратовского реготделения Общероссийского народного фронта Алексею Мазепову:

Мы считаем, что итоговое распределение средств может свидетельствовать о коррупции в конкурсной комиссии и региональном министерстве. Так, на месяц 5 миллионов 889 тысяч рублей получил канал «Саратов 24», который был запущен в эфир 20 ноября, уже после своей презентации на конкурсе. «Саратов 24» не имеет эфирной частоты и сегодня вещает только в одной кабельной сети из шести, работающих в Саратове, причем только в тестовом режиме. Его саратовский эфир, по нашим оценкам, занимает лишь около часа в день, остальное занято сериалами, которые, по оценкам специалистов, приобретаются, в том числе, и на средства, выигранные в рамках конкурса информационных проектов. Этот телеканал набрал лишь 2,6 балла по десятибалльной шкале в номинации «Право на качество жизни», но данный проект оценен в 2 миллиона 69 тысяч рублей» (ttp://www.sarinform.ru/news/2014/11/24/131930).

Не будем вдаваться в детали последующего скандала, хотя он, подобно снежному кому, стал обрастать чудовищными подробностями. Остановимся на позиции, которую заняла якобы «принципиальная и прямолинейная» Людмила Бокова.

Сегодня ОНФ — это инструмент, которым пользуется власть для того, чтобы показать народу, что она борется с коррупцией руками представителей этого самого народа. Инструмент этот не тотальный. Он направлен только против тех, кто не нужен власти, или каким-то боком перешел ей дорогу. Те, кто «под властью ходят» и для ОНФ являются «священными коровами». Именно избирательность в действиях ОНФ наглядно показывает порочность и непрочность этой жалкой подобии легендарного большевистского Рабкрина или грозного советского Народного контроля.

Че? Гайдук? Нет, не звонилВот и в случае с каналом «Саратов 24» ОНФ дал сбой. Бокова искала нарушения, но не нашла. Несмотря на то, что факты, приведенные в обращении журналистов, если и не доказывают коррупционных связей, то явно свидетельствуют о некоем сговоре. К сожалению, коллеги поздно спохватились. Нашему порталу уже приходилось писать, как ведомый в светлое эфирное завтра медиамагнатом Александром Гайдуком ТВЦ Саратов на прошлом конкурсе отхватил 7 млн бюджетных рублей. При этом отбор победителей проходил по той же схеме, что и в случае с каналом «Саратов 24». Видные теледеятели современности, среди которых Гайдук является звездой едва ли не первой величины, вошли во вкус. Если в прошлый раз получилось «отжать» деньги на откровенно слабый, пропанковский канал, то почему бы не отжать их в этот раз?

И хотя результат работы ТВЦ Саратов был оценен головной фирмой — федеральным ТВЦ однозначно, т. е. решением прекратить вещание, это не смутило членов конкурсной комиссии. Она решительно выдала правопреемнику ТВЦ Саратов очередной транш.

Но вернемся к Боковой. Разве ей не известно «из публикаций в СМИ», что Гайдук в Саратове — это зиц-председатель 2. Почему 2? Потому, что зиц-председателем 1 является любимая бабушка Гайдука — Элеонора Шер. В таком случае, кто же является владельцем конторы? А вот это очень интересные вопрос! И, вероятно, Людмила Бокова, а также облдеп Мазепов -- хорошо знают на него ответ. Если бы не знали, то не стали спускать этот скандальный случай на тормозах, поспешно признавая черное белым, а белое черным.

Обратимся к фактам, а поможет нам в этом разобраться еще один непримиримый борец с коррупцией депутат ГД Николай Панков.

В 2010 году, при заполнении декларации о доходах, Николая Васильевича явно без попутал. Да так попутал, что он указал, что ему принадлежит 29% в доле ООО «Вещатель». Это был единственный раз, когда Николая Васильевича попутал бес. После 2010 года о том, что он чем-то владеет в ООО «Вещатель», Панков нигде не упоминает.

Николай Васильевич, говорят, вы продали свою долю в ООО "Вещатель"?  Ну это бабушка на двое сказала...Это дает нам возможность предположить, что Николай Васильевич эту самую долю либо продал, либо передал в доверительное управление, например, все той же любимой бабушке Александра Гайдука.

О том, что он мог их продать имеются сведения в декларации, которую он заполнил в 2011 году. Декларации, как известно, заполняются за предыдущий год. Стало быть в 2010 году на банковском счету Николая Васильевича неожиданно всплывает сумма, равная 17 млн 497 тыс. 480 рублей (http://old.saratov.er.ru/new/3175).

Откуда у самого обыкновенного депутата, никогда не занимавшегося бизнесом и получавшего основные доходы с места работы в ГД и от преподавательской деятельности появилась такая огромная сумма денег? Сумма появилась, а доля в 29%  в ООО «Вещатель» -- нет! Неужели продал?

К сожалению, в декларации не указан источник происхождения этих денег, но если все-таки предположить, что они были выручены с продажи доли в ООО «Вещатель», а также предположить, что за эту долю, теоретически, могла заплатить любимая бабушка Александра Гайдука, то возникают два вопроса: во-первых, неужели доля Панкова в названном ООО стоит так много и во-вторых, откуда у бабушки Гайдука столько денег, если допустить, что она выкупила долю у Панкова?

Но не будем строить догадки, ибо умному достаточно и того, что было открыто нами выше. Продавал ли Николай Васильевич свою долю или передал в доверительное управление, не столь важно. Важно, что Николай Васильевич не мог утратить интереса к ООО «Вещатель». А если не мог, то по-прежнему на него влияет. И об этом, отлично знает и Людмила Бокова, и г-н Мазепов.

Теперь, коллеги, надеюсь, вам понятно, почему бойцы ОНФ спустили на тормозах глубокую проверку причин удивительного везения, регулярно выпадающего на долю ООО «Вещатель».

Что и требовалось доказать. Своих трогать нельзя. В этом и состоит порочная сущность ОНФ и его бойцов. Вот почему все жалобы коллег на несправедливость при проведении конкурса — обречены на забвение. Это, конечно, плохо, но еще хуже то, что бездарным теледеятелям выдают деньги из бюджета, а они так ничего путного и не создают.

No, I have nothing to do with this company do not have