Как известно, предстоящие в сентябре 2016 года выборы депутатов Государственной Думы пройдут по смешанной системе. 225 депутатов выберут по партийным спискам, еще 225 — по одномандатным округам. В последний раз такая схема выборов применялась в 2003 году. И вот двенадцать лет спустя мы вновь вернулись на круги своя. Однако прежней она уже не будет, ибо на этот раз ЦИК намерен по новому нарезать избирательные округа. Почему прежняя нарезка не устроила избирком и что кроется за очередным «черным переделом»?

У нас все по чеснаку

В дореволюционной России главным собственником крестьянской земли была крестьянская же община. Раз в несколько лет земельные наделы, принадлежавшие крестьянам, смешивались и затем снова делились по жребию. В общине этот принцип считался верхом справедливости, ведь при дележе по жребию некоторые крестьяне получали не удобные наделы, а другие — удобные. Такой передел получил название «черный» потому, что делили землю сызнова и тайно («темно», «начерно»).

В результате таких переделов возникала не только так называемая «чересполосица», но и росло число недовольных, ведь случалось и так, что после передела крестьянин получал те же, а то и худшие неудобья.

Нечто похожее напоминает собой и нынешний «черный передел», затеянный ЦИКом. При ближайшем анализе получается, что такая «нарезка» выгодна «партии власти». Но обо всем по порядку.

Необходимость перенарезки избирательных округов ЦИК объясняет объективными причинами. Дело в том, что за минувшие двенадцать лет, которые прошли с последней нарезки одномандатных округов, с карты РФ, как самостоятельные исчезли шесть субъектов (все автономные округа), в части субъектов увеличилось, а в части, наоборот, уменьшилось число избирателей. Кроме того, в результате присоединения Крыма появилось четыре новых одномандатных округа.

Тем не менее, математическая формула для расчета количества избирателей в одномандатном округе с 2003 года не поменялась. Так единая норма представительства (ЕНП) высчитывается следующим образом: число всех избирателей — почти 110 миллионов человек делится на 225 думских мандатов. Получается, что ЕПН сейчас равен чуть менее 500 тыс. человек. Затем количество избирателей в каждом регионе страны делится на ЕНП. Полученное число — это и есть количество мандатов, которые получит субъект. К примеру, Москва с 7,3 млн должна получить 15 мандатов.

Отставший от батискафа

Если население субъекта меньше ЕНП, а таких регионов законодатели насчитали 15, то он образует один избирательный округ. Остальные мандаты распределяются между регионами, которые имеют наибольший остаток избирателей.

Тогда в чем же состоит суть нововведения? А она состоит в «ноу-хау», когда в одном округе объединяются избиратели живущие в сельской и городской местности. Если раньше округа в целом делились на городские и сельские, то теперь мы видим смешанный тип.

Например в Саратовской области было четыре одномандатных округа. Саратовский, куда входили два крупнейших района города — Ленинский и Заводской, Энгельсский, включавший в себя часть территории Саратова, Энгельса и одноименного района и еще два, так называемых «сельских» округа — Балаковский и Балашовский.

... И опыт, сын ошибок трудных и ЦИК наш, парадоксов друг

В новой нарезке округов осталось столько же, да и наименования их не изменилось. Зато «чересполосица» выявилась, что называется налицо. Например из Саратовского одномандатного избирательного округа исчез один из крупнейших районов города — Заводской. Он «переехал» в Балашовский одномандатный округ. Если учесть, что от Заводского района до города Балашова расстояние составляет около 250 км, то станет понятным разброс избирателей и их так сказать «электоральная общность».

Согласитесь, что настроения и требования преимущественно сельских и городских избирателей существенно отличаются, да и голосуют они по-разному. В сельской местности электорат преимущественно консервативен, зато в городских районах он может быть и протестным.

Однако кроме изменений, происшедших в субъектах федерации, о чем мы упомянули выше, у ЦИКа оказался и еще один аргумент в пользу новой нарезки. Прежняя система округов, по мнению ЦИК подвергалась критики со стороны самих же депутатов. Ведь прежняя система делила их на так называемых «селян» и «урбанистов». ЦИК разослал этот проект в окружные избирательные комиссии, он не вызвал нареканий.

Как ты, Вольфович? Нормально, Андреич

Тем не менее, деление на селян и урбанистов вызвала недовольство со стороны оппозиционных «Единой России» партий. Нарезка округов, объединяющая город и сельскую местность, может нивелировать протестные голоса в случаях, когда центр голосует против действующей власти, а сельская местность лояльна к ней. Такая проблема, например, была характерна для Тульской области, Смоленска и Новосибирска, где КПРФ местами обгоняла «Единую Россию».

Наблюдая за ходом подготовки к выборам депутатов ГД 2016 года, эксперты прогнозируют возможный рост протестным настроений, вызывных продолжающимся ухудшением социально-экономического положения в стране.

Этим, дескать и объясняется стремление так перенарезать округа, чтобы сбалансировать урбанистический протест и селянский консерватизм.

И еще один результат

Но, как нам представляется, эти опасения надуманные и не имеют под собой никаких оснований. Дело в том, что если социально-экономическая ситуация в стране будет и дальше ухудшаться, обычные выборы (то есть выборы по-прежней схеме, хотя и во вновь нарезанных округах) никак не повлияют на рост недовольства. Выборы не решают социально-экономических проблем.

Другое дело, что партия и депутаты, избранные по одномандатным округам, получившие большинство голосов на выборах в условиях нарастания социального протеста, автоматически берут на себя ответственность за решение самых острых социально-экономических проблем.

Таким образом, даже если предстоящая схема нарезки одномандатных округов и будет одобрена Госдумой, то готова ли партия, лоббирующая такую «нарезку под себя» взять не только большинство голосов консервативно настроенных селян, но и ответственность.

Мандаты! Мандаты! Мандатов! Мандатах, Мандат!

При всей видимости выгоды для «партии власти» такой схемы деления округов, она может сработать только при условии, что после выборов, которые должны состояться в сентябре 2016 года в стране ровным счетом ничего не изменится, а вновь избранные депутаты и дальше будут продолжать прежнюю законотворческую работу, принимая разного рода законы против мата, курения, экстремизма, популизма и гомосексуализма, в упор не замечая необходимости принятия таких законов, которые бы оживили экономику и способствовали выводу России из кризиса.

Если же ситуация в стране в результате роста протестных настроений резко измениться, то полученное на таких выборах «большинство» окажется фикцией. Не надо далеко ходить за примерами, если вспомнить судьбу депутатов Верховного Совета СССР, тихо и незаметно «про... болтавших страну», а так же депутатов Верховного Совета РСФСР, власть которых в какой-то момент перестала распространяться далее Белого Дома. Однако в этой же связи можно вспомнить и так называемое «левое большинство» Госдумы, избранной на период 1995-1999 гг. То самое «большинство», которое нашло в себе силы для консолидации по выводу страны из кризиса 1998 года.

Дело не в выборах и не в большинстве голосов. Дело в решимости и желании спасти свою страну от внешних и внутренних угроз, дав адекватный ответ на вызовы истории.

Электорат на марше