Ирина Яровая связывает разрешение стрелять в женщин с ростом преступности среди слабого пола

Новый законопроект расширяет права полиции в части применения оружия. Если сейчас запрещено стрелять в женщин вообще, то теперь только «с видимыми признаками беременности». Получат полицейские и ранее не имевшееся право на стрельбу в местах скопления людей. Теперь они могут открывать огонь в людных местах для предотвращения терактов и захватов заложников.

Лично мне трудно понять, зачем нашим полицейским понадобилось разрешение стрелять в женщин? Лукавая поправка « с видимыми признаками беременности» ничего не решает, если, например, стрелять придется в местах скопления людей, то кто будет определять эти признаки. И зачем, спрашивается, палить в толпе? Там могут быть не только женщины «с признаками беременности», но и малые дети, и немощные старики, ведь в законопроекте не идет речь о возможности стрелять только в толпе манифестантов или демонстрантов. Стало быть, новый законопроект не защищает граждан от случайных (как правило, ни в чем не повинных) жертв. А раз так, то такой закон нельзя применять?

Кстати, в США, после того, как полицейский применил оружие, его. в обязательном порядке ждет медицинское освидетельствование, а также отпуск и расследование о законности его применения. Если судить по поправкам в закон, нашему полицейскому, вдоволь пострелявшему в толпе, такие меры не понадобятся.

Лучшие из лучших после аттестации

Даже беглый анализ этого законопроекта говорит о том, что он имеет антиконституционные признаки. Как правило, беспорядочная стрельба в толпе, ставит под угрозу жизнь и здоровье граждан, которые не имеют никакого отношения к тем, в кого полицейские начнут палить, подозревая в них бандитов или террористов. Это явно противоречит ст. 20 Основного закона, которая гласит, что каждый имеет право на жизнь. Данное разрешение это право явно может нарушить.

Далее, авторы проекта планируют наделить полицейских и новыми правами по вторжению в частную жизнь. Досматривать граждан, их вещи и транспорт можно будет не «при наличии данных» о том, что у них есть оружие или наркотики, но и если просто «имеются основания полагать» это. Эти нормы откровенно противоречат ст. 22 и ст. 23 Конституции РФ, гарантирующих не только неприкосновенность личности, но и право на судебную защиту.

Забегая вперед, следует отметить, что наряду с этими поправками, уже вступили поправки в отношении многострадальных российских водителей. Так, например, за отказ пройти освидетельствование раньше могли лишить прав, теперь могут посадить в тюрьму.

Представим себе такую ситуацию. Водитель совершенно трезв, но отказывается проходить освидетельствование, сославшись на ст. 49 Конституции РФ, однако новые правила позволяют полицейскому скрутить гражданина и отправить его в тюрьму. За что? За то, что сослался на ст. 49 Основного закона.

Закон "О полиции", принятый при президенте Медведеве считался "мягким"

И это, как говорится, лишь вершина айсберга. Возьмем, пример со вскрытием автомобиля. Как его можно вскрыть, если у полицейского нет ключей? Разумеется, только взломав дверь или разбив стекло. Между тем, в законе ничего не говориться о причинении вреда имуществу граждан. Взломал, разбил, искорежил и ничего тебе за это не будет. В законе есть оговорка, что «о вскрытии транспортного средства не позднее 24 часов с момента вскрытия транспортного средства информируется собственник транспортного средства». Ну вы представьте себе, что кто-то из полицейских будет двое суток дежурить у вскрытого автомобиля. Если дело сделано, то до истечения этих самых 24 часов автомобиль, будучи вскрытым так и останется стоять в открытом доступе для всех.

Далее, взлом можно осуществлять и при отсутствии гражданина. Ушел гражданин по делам, а в это время полицейские «имея основания полагать» взломали его транспортное средство и «случайно» обнаружили в нем «пакетик с белым веществом». Возвращается гражданин, а его уже ждут с «браслетами» в руках. И вот он уже в участке, где ему предъявляют обвинение в хранении наркотических веществ, а если «найдут», то и оружия, и взрывчатых веществ и всего, чего надо. Может быть, именно для этих «процессуальных деяний» и понадобилось право на вскрытие/взлом транспортных средств?

Попытка ввести норму, когда сотрудник МВД «не подлежит преследованию» за любые действия при выполнении своих обязанностей, если действия проводятся по основаниям и в порядке, установленных нормативно-правовыми актами, с абсолютной точностью определяет порядок действий с тем же «порошком белого цвета», о котором мы рассказали выше. Если провокация процессуально выверена и соответствует установленным нормативно-правовым актам, можно действовать и тебе за это ничего не будет.

Новые (дополнительные) полномочия принять готовы

Поправки также вводят в закон понятие «презумпция доверия» для сотрудников полиции. Согласно ей, «государство гарантирует презумпцию доверия и поддержку сотруднику полиции при выполнении им служебных обязанностей».

Эта, на первый взгляд, формальная норма, является основополагающей. Она наделяет полицейский правом действовать исключительно от имени государства, по его, так сказать, «доверенности». Иными словами, чтобы не делал полицейский, он делает это по поручению, с разрешения и по доверию государства.

Четыре года тому назад, подписывая новый закон «О полиции», в то время президент Дмитрий Медведев отметил: «После аттестации, которая должна в соответствии с законом проводиться, в полицию должны перейти лучшие кадры, лучшие специалисты. Сотрудники полиции должны быть обеспечены нормальным, полноценным социальным пакетом, который гарантирует достойный уровень жизни тех, кто служит в полиции, решение вопросов, связанных с жильем, с образованием, с медицинским обслуживанием, повышением денежного довольствия».

Ну вот, сразу видно, что это полицейские. а не какая-то там милиция

Дмитрию Медведеву вторил и тогдашний глава МВД Рашид Нургалиев. «Наша основная задача – отобрать на службу в полицию наиболее достойных представителей, тех, кто по своим профессиональным, деловым, морально-психологическим и нравственным качествам соответствует предъявляемым требованиям. В полицию не должны попасть лица, которые скомпрометировали себя во время службы в милиции... С учетом всех доплат лейтенант полиции будет получать не менее 45 тысяч рублей».

Переходный период от милиции к полиции занял четыре года. За это время «лучшие из лучших», отобранные в ходе строгой переаттестации, получившие высокое денежное содержание и целый ряд льгот, должны были показать себя, как новое (не только по форме одежды, но и по содержанию) образование, стоящее на службе интересов общества.

Но, по видимому, «лучшим из лучших» не хватало вот этих самых поправок, чтобы стать еще более «лучшими». Вместо того, чтобы понять почему наша полиция, четыре года спустя после глобальной переаттестации, так и не стала работать по-другому, власть решила учредить для нее «презумпцию доверия», видимо забыв узнать, а сложилось ли за все эти годы доверие к полиции со стороны граждан?

"Имеются основания полагать"