Прежде, чем донести до так называемой общественности мысль о том, что в ближайшие три года нас ждет стабилизец, губернатор и его горе-чиновники пытались объяснить, в какое непростое время им приходится работать над основным финансовым документом области.

Все вместе пороли чушь, но, судя по всему, даже и не замечали этого.

Валерий Радаев, вероятно, сам того не понимая, озвучил главные приоритеты в развитии региона. Это  выполнение майских указов президента, соблюдение сбалансированности бюджета и погашение государственного долга.

Владимир Пожаров также говорил о том, чего, вероятно, сам глубоко не понимал. Он рассказал об экономических рисках, связанных с геополитикой. Прежде всего - это ограничения доступа к финансовым ресурсам и высокотехнологическому оборудованию. Тем не менее, в целом, как заметил министр, темпы роста экономики Саратовской области выше, чем в среднем по России. В 2014 году рост составляет 103%. В последующие два года прогнозируется 103,2%.

Павел Большеданов (когда он чего-то не понимает,  то говорит предельно искренне), быть может, сам того не ведая, сообщил для чего нам нужен рост доходов. “Если говорить о дефиците бюджета, -- начал Павел Владимирович, -- то по условиям Соглашения (речь идет о соглашении между правительством Саратовской области и Минфином РФ о снижении госдолга и расходов в целом)  он должен сокращаться - с 5 млрд рублей до 1, 9 млрд рублей в 2018 году. Этому будет способствовать последовательная работа, которая ведется в области по увеличению доходов”.

И ведь вся так называемая общественность, призванная заслушать и в целом одобрить проект бюджета всему этому внимала, согласно кивала головами и была безумно рада, что внесла свою лепту в формирование документа, главной целью которого будет регулярное перераспределение и без того скудных доходов и погашение внешнего долга.

Никто не спросил у губернатора Валерия Радаева: почему в течение ближайших трех лет приоритеты в развитии Саратовской области останутся теми же, что и три года назад? Почему до сих пор область не исполнила майские указы президента и неужели мы их будем продолжать исполнять вплоть до 2018 года? Почему, снизив долговую нагрузку с 80% до 60%, тем не менее, нашим главным приоритетом по-прежнему будет обслуживание государственного долга?

Никто не спросил у Пожарова, а причем здесь геополитика и знает ли министр Пожаров, что это такое -- геополитика? Почему никто не спросил у Пожарова, как на положении Саратовской области отразилось ограничение доступа к финансовым ресурсам и к высокотехнологическому оборудованию? Мы, разве, заимствовали деньги у иностранных банков или Саратовская область до 1 февраля 2014 года активно закупала у Америки высокотехнологическое оборудование для проведения горизонтального бурения на заброшенных скважинах Ивантеевского МР?

Почему никто не поинтересовался, как будет погашаться задолженность каждого жителя Саратовской области равная, по состоянию на 1 сентября 2014 года  почти 18 тыс. рублей. Кстати, по уровню госдолга  на душу населения Саратовская область стоит на 4 месте, уступая Мордовии, Татарстану и Удмуртии (http://www.iminfin.ru/index.php/razdely/defitsit-profitsit/gosudarstvennyj-dolg-sub-ektov-rf-i-munitsipalnyj-dolg).

Валерий Радаев сокрушается, говоря, что «в Саратовской области сложилась парадоксальная ситуация, – рост валового регионального продукта и основных макроэкономических показателей не дают значительного роста доходов на душу населения. По этому показателю мы занимаем всего лишь 9-е место в Приволжском федеральном округе. Наша задача: выйти на 5-е место».

Как же мы выйдем на 5-е  место по росту доходов на душу населения, если мы занимаем 4-е место по уровню долга на эту самую душу?

Я, конечно, понимаю, что хочется, как лучше, но для этого надо хотя бы познакомиться с контрольными цифрами, узнать, сколько мы должны, как будем рассчитываться, и только потом говорить о росте доходов на душу населения. Кстати, как бы не росли эти доходы, но в рамках Соглашения весь рост доходов пойдет на погашение госдолга.

Губернатор и члены его команды говорили обо всем, что угодно, фантазировали, искали виновников кризиса (геополитика и ограничение доступа к финансовым ресурсам), а надо было всего лишь честно, глядя правде в глаза, проанализировать параметры бюджета, представленные г-ном Выскребенцевым. А они таковы: 2015 год: доходы - 67,2 миллиарда рублей, расходы - 72 миллиарда рублей, дефицит - 4,8 миллиардов рублей; 2016 год: доходы - 68,4 миллиарда рублей, расходы - 72,1 миллиарда рублей, дефицит - 3,7 миллиардов рублей; 2017 год: доходы - 74,8 миллиардов рублей, расходы - 76,7 миллиардов рублей, дефицит - 1,9 миллиарда рублей.

Проведем беглый анализ доходной части бюджета. Итак, разница между доходной частью бюджета 2015 года и бюджета 2016 года составляет 1,2 млрд рублей. Разница между доходной частью бюджета  2016 года и бюджета 2017 года составляет 6,4 млрд рублей. Таким образом, начиная с 2015 по 2017 год доходная часть бюджета обещает вырасти на 7,6 млрд рублей. Разделите эту сумму на 2 года и у вас получится, что в год доход бюджета оставят чуть больше 3 млрд рублей! Или, быть может, я чего-то не понимаю? Хорошо, проведем прямой расчет.

Итак, доходы в 2015 году составят 67,2 млрд, а в 2017 -- 74,8 млрд. Стало быть, доходная часть вырастет на  все те же 7,6 млрд рублей. Но это же нельзя назвать ростом доходной части, это слезы, а не доходы. У нас, по словам министра социального развития Саратовской области Ларисы Колязиной, в 2015 году только на развитие социальной сферы   запланированы расходы в сумме 15,7 миллиардов рублей, что в два раза больше доходов бюджета области за два предстоящих года!

Приблизительно с 2008-2009 гг. развитие Саратовской области прекратилось. Самым ярким показателем этого является постоянный рост объема государственного долга на душу населения. Например на 1 сентября 2013 года он составлял 16 тыс. рублей, а на 1 сентября 2014 года составил почти 18 тыс. рублей. Темпы роста, в среднем, составили около 2 тыс. рублей на душу в год.

Другим важным показателем отсутствия развития стало ежегодное падение доходов регионального бюджета, что отразилось на показателях роста доходной части в целом. Как равнялся при Павле Ипатове бюджет 70 млрд рублей, так  он и равняется при Радаеве. Коридор, в рамках которого колеблется рост доходов, весьма  невелик: от 3 до 4 млрд рублей.  Меж тем, рост доходной части бюджета является самым ярким показателем развития.

Виновато ли в этом нынешнее правительство? Не думаю. Бюджетный кризис коснулся не только Саратовской области. Сложные времена ныне переживают большинство регионов России. Нынешнее правительство Саратовской области столкнулось не с причинами, а со следствием. Причины столь плачевного состояния бюджета возникли не сегодня. Они накапливались в течение последних 10-15 лет и были тесно связаны с той политикой (если ее можно назвать политикой), которую проводит руководство России по отношению к регионам. Региональным властям не остается ничего иного, как в очередной раз делить все тот же тришкин кафтан, полагаясь на субсидии и субвенции из федерального центра. К сожалению, и у федерального центра сегодня немало глобальных проблем.

Правительство региона будет стараться удержать ситуацию хотя бы на уровне января-февраля 2014 года, но делать это с каждым разом будет все сложнее. О развитии же придется забыть. Стагнация будет долгой и тяжелой и никто сегодня толком не знает, как ее преодолеть.