О том, что у нас кризис управления, грозящий перерасти в кризис управляемости, было известно и раньше, но проблема наглядно обострилась в ходе последней прямой линии Президента РФ с народом. Проходившая уже в четырнадцатый раз, она показала, что всякий раз главе государства приходится решать одни и те же вопросы. Меняются только обстоятельства, участники и соучастники. При этом складывается такое впечатление, что в огромной стране, по сути, работает только один человек, а вся гигантская госмашина, либо пробуксовывает, либо и вовсе застыла на месте. Вероятно проблемы управления дошли и до сознания Правительства РФ. Премьер-министр Дмитрий Медведев направил президенту Владимиру Путину письмо с критикой системы госуправления и предложил создать комиссию по ее совершенствованию.

Слыхал, что все наши реформы, оказывается, сохранили советские черты?

Но прежде чем мы поделимся своими соображениями о том, что необходимо сделать в первую очередь с системой управления, стоит хотя бы коротко остановиться на той системе, которая в России работает до сих пор.

Сегодня о «комиссии Грефа-Козака» почти никто ничего не знает. Если вы попытаетесь зайти на Википедию, чтобы узнать о том, как Герман Оскарович и Дмитрий Николаевич проводили реформы, вас ждет разочарование. В кратких биографиях наших героев информация о том, что они имели отношение к административной, местной и правительственной реформам, старательно вымарана. Если еще сравнительно недавно там такая информация была, то теперь ее там нет и в помине.

Не знаю, воспользовались ли наши «реформаторы» пресловутым «правом на забвение», но исчезновение даже упоминания о том, что это именно они создавали систему, которая сегодня оказалась неработоспособной, на наш взгляд, далеко не случайно. И дело даже не в том, что кто-то должен понести ответственность за управленческий коллапс. У нас понятие «ответственности» вышло из употребления, вероятно, с того самого момента, когда «комиссия Грефа-Козака» завершила свой труд над реформой управления.

Дело в том, что без анализа тех просчетов, которые были допущены названными реформаторами, нам вряд ли удастся создать нечто не только новое, но и эффективное.

Поэтому напрасно эти господа распорядились вымарать сведения о их причастности к реформе управления. Рано или поздно, но придется об этом вспомнить, нет, не для того, чтобы привлечь кого-то к ответственности, а для того, чтобы понять почему прежняя система перестала работать, едва ли не на следующий день после своего внедрения.

Лево руля или право руля?

Когда Дмитрий Медведев обратился к президенту Владимиру Путину с письмом, критикующим систему госуправления, он ведь по сути подверг критике ту систему, которая создавалась на его глазах и к которой он имел, пусть и не прямое, но хотя бы косвенное отношение.

Дело в том, что еще ноябре 1999 года Дмитрий Медведев был назначен заместителем руководителя аппарата Правительства Российской Федерации. Этим аппаратом в то время руководил -- Дмитрий Николаевич Козак. Вскоре Дмитрий Анатольевич становится заместителем руководителя администрации президента Российской Федерации и главой предвыборного штаба кандидата в Президенты РФ Владимира Путина. Кстати, этот штаб в то время находился в принадлежавшем ранее олигарху Александру Смоленскому здании «Александр-хаус», где тогда находился (вы не поверите!) центр стратегических исследований Германа Грефа!

Пожалуй, этого достаточно для того, чтобы понять: Дмитрий Анатольевич был хорошо знаком не только с авторами реформы системы управления, но и с ней самой.

Мы сейчас не будем подробно останавливаться на плодах реформ, которые проросли после усилий Грефа и Козака, это заняло бы слишком много места. Для того, чтобы понять «вкус этих плодов», достаточно, на наш взгляд, хотя бы кратко остановится на сути письма премьер-министра главе государства.

Советская система управления

Напомним, что в конце апреля сего года Премьер-министр Дмитрий Медведев направил президенту Владимиру Путину письмо с критикой системы госуправления и предложил создать комиссию по ее совершенствованию. Президент с предложением согласился.

В своем письме главе государства Дмитрий Медведев жалуется на то, что в государственном управлении отсутствует система взаимодействия между органами власти, необходимая для решения комплексных задач. Медведев считает, что система госуправления во многом сохраняет советские черты и опирается на старые методы контроля и мотивации.

Сделаем паузу. Итак, несмотря на то, что к реформе системы управления еще в начале первого срока правления Президента РФ Владимира Путина были причастны один твердый либерал и второй полулиберал, они, оказывается. ничего иного не придумали, кроме, как систему, «сохраняющую советские черты». Мало того, эта система, оказывается, опирается на «старые методы контроля и мотивации».

А это советский ВПК, в котором без партии никуда

Если бы действующая ныне система управления хотя бы чуть-чуть напоминала советскую! На самом деле, она к ней не имеет никакого отношения. Хотя бы потому, что в советской модели управления существовало понятие «персональной ответственности» и «общественного контроля».

Советская модель неразрывно была связана с «правящей партией» -- КПСС. И еще неизвестно, чего больше боялся советский министр — потерять свой пост или положить на стол партийный билет. Ибо, потеряв пост министра, он мог быть переведен хотя бы послом в какую-нибудь Республику Островов Зеленого Мыса, а вот расставшись с партбилетом, он автоматически становился изгоем, в кармане которого не лежало ничего, кроме «волчьего билета».

Поэтому советскую систему государственного управления невозможно рассматривать вне ее связи с партийной системой. Если кто забыл, то мы напомним, что первыми документами, предварявшими решения непартийных органов власти были постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Еще круче были решения Политбюро ЦК КПСС. Некоторые граждане догадывались, что и КПСС и ее ленинское Политбюро не являются ни законодательными, ни исполнительными органами власти, но для большинства такого рода постановления имели силу закона, ибо без них ни Совмин СССР, ни тем более Верховный Совет СССР и пальцем бы не пошевелили.

Такие постановления имели силу закона

Кто же у нас заменил партию, после того, как она была предана анафеме, а коммунистическим режимом было покончено в том числе и путем приватизации убогих советских квартир? По сути дела такой замены не произошло. Так называемая «партия власти» сегодня не имеет и сотой доли той власти и полномочий, которые имела КПСС.

А между тем, такая замена была крайне необходима, поскольку именно в советской системе госуправления партийная составляющая создавала элементы «контроля и мотивации».

В роли контролеров, а то и мотиваторов иногда выступали Генеральная прокуратура СССР, КГБ СССР, МВД СССР и даже одно из подразделений МВД — ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности), но вне партийного контроля эти органы были лишь отчасти самостоятельными.

Наряду с государственной линией существовала и общественная. Например, Народный Контроль, который мог обрушиться с проверкой едва ли не на любую структуру власти и управления, кроме, разумеется, партийных органов. Но и для парторганов существовал свой надзиратель, а именно Контрольно-кадровая комиссия ЦК КПСС, так называемая ККК и Комитет партийного контроля ЦК КПСС — КПК.

Как бы там ни было, а в советской модели государственного управления наличествовал очень мощный общественный элемент, ведь та же КПСС — была, в первую очередь, общественной организацией. Понятно, что это выглядело, как простая формальность, но принцип контроля над властью со стороны общественности, конечно, в своеобразной форме, но соблюдался. Без общественного контроля над властью, невозможно говорить ни о «персональной ответственности», ни о мотивации.

Система управления на уровне муниципалитета. Как видим, партийный контроль превыше всего

Вот почему мы считаем, что главным недостатком системы государственного управления в современной России является отсутствие общественного контроля. Поэтому, как бы мы не реформировали эту систему, она не будет эффективной.

Понятно, что некоторую роль в таком контроле играет глава государства, особенно в период, когда проводится прямая линия и граждане получают возможность хоть так найти хоть какую-то управу на бесконтрольных чиновников, как в центре, так и на местах. Но, поскольку такой контроль, во-первых, эпизодический, во-вторых, его явно не хватает, ибо даже такой президент, как Владимир Путин, не в состоянии держать под контролем все мыслимые и не мыслимые вопросы и проблемы, система не в состоянии работать вне ручного управления.

Сталинский кабинет министров

На «диком западе» нет такой партии, какой была в СССР КПСС, но там хорошо развиты элементы гражданского общества, наличествует политическая конкуренция, относительно независимые СМИ. Поэтому, например, там в отставку могут уходить не только главы правительств, но и целые кабинеты министров. У нас же такого мощного общественного контроля за годы, последовавшие после распада СССР, так создать и не удалось. Таким образом, старая партийная система контроля и мотивации была ликвидирована, а новая — так и не создана. Более того, элементы гражданского общества, политической конкуренции, свободных СМИ, напротив, в последнее время сильно подавлялись, что усугубляло проблему ответственности власти перед обществом.

Если власть не несет ответственности перед тем, кому обязана служить, она никогда не будет эффективной в плане именно такого служения. Зато она будет очень «эффективна» в деле тотальной безответственности, лихоимства и мздоимства.

Но о том, что нам необходимо для того, чтобы сделать систему государственного управления ответственной и эффективной, мы поговорим в продолжении темы.