Какую экономику будет спасать антикризисный план

Откачаем и начнется рост!Вероятно, в правительстве считают, что через год санкции ослабнут, цена на нефть повысится, основные долги компаний иностранным кредиторам будут погашены и все, если и не вернется на круги своя, то вплотную приблизится к status quo. По большому счету этот план по «спасению экономики» мало чем отличается от плана, которые был разработан в период кризиса 2008-2009 годов. Уже в те годы этот план сравнивали с попыткой «залить пожар деньгами».

Анализировать новый антикризисный план не имеет смысла, если не задать себе вопрос: «Какую экономику намерено спасать правительство?» Только получив ответ на этот вопрос, можно было приступать к разработке плана спасения.

Тайная вечеряНаблюдатели считают, что два предшествующих кризиса были привнесены к нам извне. Кризис 1998 года стал следствием падения азиатских рынков, когда трясло не только «тигров», но даже и Японию. Кризис 2008-2009 годов был «занесен» к нам из США, где разразился, так называемый, ипотечный кризис.

Что касается нынешнего кризиса, то он, скорей всего, носит рукотворный характер.

Падение российской экономики, по некоторым данным, началось еще в конце 2013 года, если не раньше. Снижение цен на нефть и санкции, введенные против РФ западом из-за событий на Украине — нельзя считать причинами кризиса. Они лишь усилили те кризисные процессы, которые уже наблюдались два года назад.

Сегодня в России не экономический кризис. Сегодня в России кризис той экономической модели, которая сформировалась в стране за последние 10 лет и ответственность за которую несут, так называемые, либералы. Те самые либералы, которым ныне предложено бороться с моделью, которую они собственно ручно создали. Например, у истоков создания этой модели стояли Герман Греф и Алексей Кудрин. Сегодня они вошли в антикризисную комиссию и будут исправлять то, что сами и построили.

Дмитрий Анатольевич знает, как бороться с кризисом.В чем была «заслуга» тех, кто «победил» кризис 2008-2009 годов? Она состояла в том, что им удалось сохранить прежнюю модель экономики, ведь с момента предпоследнего кризиса модель экономики не изменилась. Напротив, диспропорции в ней еще больше усилились.

В 2008-2009 годах, если кто забыл «спасали» финансовую систему. Например, согласно данным ЦБ России, в IV квартале 2008 года российским компаниям предстояло выплатить зарубежным кредиторам $47,5 млрд, в 2009 году – уже $115,7 млрд. С учетом процентов российские банки и компании должны были выплатить инвесторам и кредиторам до конца 2009 года всего $163,2 млрд. Такой огромный внешний долг угрожал им банкротством и ликвидацией, чтобы не допустить этого, государство было вынуждено оказать им финансовую помощь.

В рамках той антикризисной программы на депозитных счетах коммерческих банков государство разместило более 687 млрд рублей для кредитования ключевых предприятий национальной экономики. Центральный банк России разместил в кредитных учреждениях беззалоговые кредиты на суммы 1 трлн 924 млрд рублей.

Надо заметить, что в 2008-2009 годах государство предоставляло финансы под низкие проценты банкам и кредитным учреждениям, которые обеспечивали кредитование секторов реальной экономики и населения не по установленной правительством ставке не выше 15,5 годовых процента, а по более высокой рыночной ставке: предприятиям до 25-30 процентов и гражданам по ипотечным кредитам 22 процента. В результате банки и кредитные учреждения, по существу, обокрали реальный сектор экономики и население при помощи государственных кредитов, получили огромные прибыли. А правительство не наказало их за грубое нарушение условий предоставления господдержки, а также за нанесение финансового ущерба предприятиям и гражданам.

И мы тоже знаем!Как и сегодня, в те годы в острой фазе кризиса возникла реальная угроза, что иностранные держатели залогов смогут получить контроль над значительной долей российских активов и национальной экономикой. Поэтому правительство выделило государственным и коммерческим банкам огромные средства для опережающего выкупа обесцененных акций и облигаций крупнейших отечественных компаний.

Правда, в тот раз банки вернули выделенные финансы, но необходимо учесть, что в 2008-2009 и в последующие (до середины 2014) годы мировые финансовые рынке не были закрыты для российских компаний и банков.

Кстати, ситуация накануне кризиса 2008-2009 годов была лучше. Тогда не было

необходимости «идти с протянутой рукой», «предотвращать разрушение реального сектора и финансовой системы». Однако, главной задачей той антикризисной программы было ограничение продолжительности, масштабов и глубины финансово-экономического кризиса.

Нулевой рост, это, между прочим, тоже ростЭтой информации вполне достаточно, чтобы понять: нынешний антикризисный план отличается от плана 2008-2009 годов, в основном, только порядком цифр. Сценарий, в принципе, один и тот же.

Таким образом, нынешний антикризисный план направлен на сохранение прежней модели экономики. То есть экономики, которая сложилась за последние десять лет.

Решение на микроуровне тоже даются нелегкоО том, что она нежизнеспособна стало ясно уже после того, как, преодолев кризис 2008-2009 годов к концу 2012, началу 2013 года, рост нашей экономики замедлился, затем остановился, а затем начал падать. Усилия правительства, направленные на выход из первого кризиса позволили вернуть состояние экономики на прежний (докризисный) уровень, но революции не произошло. Нежизнеспособная модель подала признаки жизни на рубеже 2012-2013 годов и стала загибаться уже к концу 2013 года. Особо отмечу, в данном анализе я не учитываю привнесенные факторы, т.е санкции.

Не произойдет ли и в нынешних, усугубленных известными негативными факторами условиях, нечто подобное «оздоровлению» 2012-2013 годов? Не случится ли так, что правительство, приложив неимоверные усилия, выведет экономику на уровень 2012-2013 (докризисных) годов, экономика покажет даже некоторый рост, а потом обвалится еще ниже? Это неизбежно, если экономическая модель останется прежней.

Что же это за модель? Она очевидна. Фундамент этой экономики обеспечивается доходами с продажи энергоресурсов и иных источников сырья. Благодаря этим доходам такая экономика становится импортоориентированной. Благодаря доходам от продажи сырья, которые до недавнего времени служили гарантами возврата, эта модель зависима от иностранных инвесторов и кредиторов. Поскольку концентрация ресурсов от продажи сырья, в основном, носит централизованный характер, в такой модели невероятно возрастает роль государства, как основного распорядителя доходов, полученных от реализации «национального достояния». Нечего и говорить о том, что финансовая система такой модели привязана к доллару, что ведет к утрате эмиссионного суверенитета.

О, счастливчики!Благодаря импотоориентированному характеру такая модель экономики приводит к ликвидации отечественного производителя, как класса. Эта ликвидация происходила в три этапа. Но если на первом этапе в 1998 году (первый кризис) производственные мощности еще удалось сохранить и, загрузив их, уже к началу 2000-х годов преодолеть последствия дефолта, на втором этапе в 2008-2009 годах выровнять диспропорции за счет резервов, открытых финансовых рынков и росту цен на нефть, то уже на третьем этапе к концу 2014 года стало ясно: производящей промышленности в России почти не осталось.

Это закономерный итог работы именно такой модели экономики. Поэтому сегодня Россию потряс не экономический, а глубокий структурный кризис. Поэтому, если усилия правительства будут направлены на сохранение прежней модели, крах национальной экономики неизбежен.

Так вот ты какая -- докапитализация!А теперь вернемся к приоритетам. Представим их здесь по убывающей.

Итак, на докапитализацию системно значимых банков (таких банков всего 12) через Агентство страхования вкладов (АСВ), выделено — 1 трлн рублей.

Предоставление средств Внешэкономбанку средств из Фонда национального благосостояния (ФНБ) — 300 млрд рублей.

На докапитализацию банков через ФНБ — 250 млрд рублей.

На увеличения объема госгарантий по кредитам на осуществление инвестпроектов, либо на реструктуризацию задолженности -- 200 млрд рублей.

На предоставление бюджетных кредитов регионам — 160 млрд рублей.

На увеличение объема госгарантий по кредитам в целях проектного финансирования — 30 млрд рублей.

На поддержку предприятий промышленности, реализующих проекты импортозамещения — 20 млрд рублей.

На поддержку малого и среднего предпринимательства — 10 млрд рублей.

На меры по импортозамещению и поддержку несырьевого сектора — 4 млрд рублей.

Даже беглый анализ этих приоритетов показывает, что ни о каких структурных реформах речи не идет. Получается перевернутая пирамида, где реальный сектор экономики находится в самом низу, а на верху — банковский сектор.

На войне побеждает тот, кто дольше всех сохраняет свои резервыКак было показано выше, нечто подобное мы наблюдали при реализации антикризисной программы по преодолению кризиса 2008-2009 годов. Еще раз подчеркну, удержание в те годы на плаву прежней модели экономики, привело к усугублению кризисных явлений и, в конечном итоге, к экономическому спаду, начавшемуся, как раз после преодоления кризиса 2008-2009 годов.

Первоочередное внимание сейчас нужно уделить кредитным ресурсам в экономике, указывают эксперты. Российским промышленникам и фермерам, чтобы налаживать импортозамещение, необходимы деньги, а после того как Центробанк 16 декабря повысил ключевую ставку до 17%, ставки других банков по кредитам для компаний взлетели местами до 30% — то есть фактически до запретительного уровня.

Но это уж не имеет значение. Национальную экономику, какой она была до кризиса осени-зимы 2014 года не надо спасать. От такой модели национальной экономики надо отказываться и переходить на принципиально иную модель. В основу новой модели должно быть положено реальное производство, а не сырьевой экспорт. Однако, судя по приоритетам, к такой экономики правительство переходить не собирается.

На этом графике хорошо видно, когда данная модель экономики стала входить в структурный кризис