Вот уже больше месяца группировка ВКС РФ проводит боевые операции в САР. Если верить информации Генштаба ВС РФ, то успехи впечатляющие. Столько всего разгромлено, только диву даешься, как это до сих пор ударные части сирийской регулярной армии не закопали остатки ИГ в песок. За всеми победными реляциями по-прежнему не совсем ясным остается ответ на вопрос: какие на самом деле цели преследует Россия в Сирии? Сколько и кому нам пришлось заплатить за право побомбить?

Города разгромлены и когда будут восстановлены не знает никто...

При всей видимой прозрачности военной операции в Сирии — это тайная война. Ее истинные цели известны самому узкому кругу посвященных лиц. Разумеется, в свои истинные планы они никого посвящать не собираются.

Главным мотивом прикрытия этой тайной операции является угроза мирового терроризма, которая («в случае чего») может докатиться до наших границ,. Насколько серьезны эти опасения?

Международный терроризм, который достигает уровня хорошо вооруженных, сплоченных под единым командованием, многочисленных банд, возможен исключительно при наличии отлично налаженного снабжения. Нет снабжения — нет и организованного в многочисленные банды терроризма. Это азбука. Поэтому бомбить надо не террористические банды, а тех, кто снабжает их оружием, боеприпасами и прочими необходимыми средствами, позволяющими им проводить настоящие боевые операции.

Типичный образец басмача -- легендарный Абдулла

Исторический опыт свидетельствует, что, например, басмачество (чем-то напоминающее нынешний ИГ), возникшее на территории бывшей Российской империи после 1917 года и окончательно подавленное только в начале 30-х годов XX века, удалось разгромить не только с помощью регулярных сил Красной Армии, но и благодаря пресечению каналов поставок оружия, прежде всего из Турции, Афганистана, Ирана. Советскому правительству удалось заключить не только дипломатические, но и военно-политические договоры с этими странами, а также договориться в Великобританией, которая через третьих лиц поставляла басмачам деньги и оружие.

Ты зачем приехал в Сирию, Саид? Стреляли...

Кстати, именно отрезав военную группировку от баз снабжения, прежде всего военными средствами, советскому военному руководству удалось ликвидировать легендарную повстанческую армию Нестора Махно.

Во время афганской эпопеи, главной проблемой борьбы с моджахедами стала проблема снабжения. Руководство 40-й армии прилагало невероятные усилия, чтобы перекрыть поставки вооружений, прежде всего, из Пакистана. Поскольку достичь этой цели не удалось, военную кампанию в Афганистане пришлось прекратить.

Надо полагать, что разведывательные ведомства, как РФ, так и США, хорошо осведомлены о том, кто поставляет тому же ИГ оружие, боеприпасы, обмундирование и продовольствие. Так почему же для ликвидации этой международной террористической организации не предпринимаются усилия на том же дипломатическом поприще?

Если не предпринимаются усилия против тех, кто снабжает террористов всем необходимым, выходит, что ИГ выгодна обеим сторонам, как некий инструмент, которые создает в данном регионе режим нестабильности?

Для США ИГ выгоден, как фактор постоянной напряженности в регионе. Для РФ — как фактор, без которого нам не спасти «режим Асада», ведь спасти его может только громкая победа над ИГ.

Для чего нам навязчиво демонстрировали, как эти бандиты режут головы?

Далее, о распространении угрозы терроризма за пределы его нынешней зоны действия. Если мы опасаемся, что террористические армии, при том, что мы так и не сможем положить конец их постоянному снабжению заинтересованными правительствами, начнут двигаться к нашим границам, то нам следует учитывать, как минимум два фактора. Во-первых, государства, через чью территорию будут двигаться банды, должны их пропустить, не чинив никаких препятствий. Сразу отметим, что такие государства должны быть, как минимум враждебно к нам настроенными и как максимум занять ряды пособников терроризма. Если судить по тому положению, которое ныне занимает ИГ, то в случае движения к нашим границам, этой запрещенной в РФ организации надо будет двигаться либо через Турцию, либо через Иран. Возможно ли это? Думаю, что вряд ли.

Во-вторых, известно, что угроза терроризма, в частности, формирование вооруженных банд и их вторжение на территорию другого, как правило, сопредельного, государства возможно в случае если это государство внутренне ослаблено, а власть в нем потеряла свой авторитет и влияние.

За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить историю нашей собственной страны в 90-е годы. Сепаратизм, как правило возникающий на окраинах, был вызван слабостью власти, глубоким социально-экономическим и политическим кризисом. В РФ этот кризис и вызванный им терроризм, с большим трудом удалось остановить только в конце 90-х начале 2000-х годов.

За такие "художества" в России могут и в тюрьму посадить

Время показало, что сильному, стабильному государству терроризм не страшен. Он всегда угрожает слабому. Например, сегодня на Ближнем Востоке террористические банды действуют в двух наиболее слабых (истощенных гражданскими войнами) странах — Ираке и Сирии, в то время, как в соседних государствах угроза терроризма носит локальный характер.

Иными словами, как только мы начнем слабеть, так сразу же угроза сепаратизма и терроризма окажется у наших ворот. Поэтому все наши усилия по «профилактике терроризма» на дальних подступах — тщетны. Для настоящей его профилактики, нам необходимо укреплять национальную экономику, преодолевать кризисные явления, укреплять экономический и политический суверенитет, а не вести хотя и ограниченную, но весьма затратную «маленькую победоносную войну, тем более, что даже самая маленькая и победоносная война, почему-то всегда стоит больших и часто не победоносных военных затрат.

Трудно понять логику тех, кто готов потратиться на войну в то время, когда внутри страны наблюдается дефицит денежных средств, уровень благосостояния граждан падает, а экономика находится в состоянии глубокого пике.

Нервная система САР. О ней не говорят, но всегда имеют в виду

Теперь вернемся к главной загадке этой войны, а именно, как могло случится, что США согласились с тем, что РФ начала проводить боевые операции в Сирии? Понятно, что с точки зрения формального права мы все делаем в строгом соответствии с его нормами. Легитимный глава государства обратился к нам с просьбой оказать военную помощь, мы ответили на его просьбу положительно, действуем открыто, не нарушая принципов ООН.

Разумеется, США это может не нравится, американцы тихо бесятся, но ничего не могут поделать; все в рамках международного права. Но это не почерк Америки. Даже соглашаясь с легитимностью российского присутствия в Сирии, США должны были что-то потребовать взамен за свою лояльность.

Быть может, это сворачивание «русского проекта» на Востоке Украины? Но формально мы там ничего не потеряли, хотя мятежные ДНР и ЛНР не достигли своих административных границ. Тем не менее, на Украине — мир. Он вряд ли был бы возможен без согласия на то США. Мало того, наметилась некая переориентация не только США, но и ЕС. Теперь они если и не с отвращением, то с явным пренебрежением смотрят на тот уродливый режим, который сегодня сложился в незалежной.

Быть может, это надежды США на то, что мы рассоримся с Китаем или хотя бы перестанем твердить на каждом углу о «повороте на Восток»? Но мы с Китаем если и не целуемся в десна, то формально крепко дружим...

На Донбассе все спокойно. На Донбассе -- мир

Где-то же мы должны были уступить, ну не поверю я в то, что Америка вот так запросто согласилась на уступку своей гегемонии, особенно в принятии глобальных решений. А ведь могли бы... Например, мы в Сирию, а они начали бы обострение ситуации на Донбассе. Но, судя по всему, по Украине есть договоренности. По крайней мере принято обоюдное решение: ситуацию не обострять, сохранив статус-кво.

В этой, замысловатой на первый взгляд игре, сразу непросто уловить некий «неизменный фактор», но именно его следует рассматривать, как «условие Америки».

Таким «неизменным фактором», на наш взгляд, следует считать внутреннее состояние России. Оно выражается в том, что какие-либо процессы внутри страны, особенно в той области, которая касается экономики, тщательно заморожены. Более того, РФ недавно солидно вложилась в так называемые «трежерис» ФРС. Если в 2014 г., когда российско-американские отношения достигли максимального похолодания, мы стали избавляться от американских ценных бумаг, то, накануне операции в Сирии начался обратный процесс (Treasury).

Десять лет тому назад давали 7%. Сейчас дадут едва ли 2%

Например, майская закупка стала крупнейшей с апреля 2014 года — на нее ушла вся валюта, купленная Центробанком на рынке. Центробанк не только разместил государственные средства в американские «бумажные гарантии», но и поддержал на внутреннем рынке американский доллар.

Объем вложений (более 200 млрд рублей в пересчете по курсу) равен четверти доходов бюджета РФ за май (809 млрд рублей), на 15% превышает сумму, потраченную по статье здравоохранение с начала года (186 млрд рублей), и в четыре раза — объем расходов на жилищно–коммунальное хозяйство за 5 месяцев (47,8 млрд рублей).

Выходит, что мы «заплатили» за право поучаствовать в операции в Сирии? Выходит, что да!

Но наряду с взносом за право « немного побомбить», мы еще и гарантировали сохранность контроля дядюшки Сэма над нашими, так называемыми, «элитами», а через них и над внутренней ситуацией в стране.

Контроль над «элитой» предполагает принуждение ее к инвестированию в экономику США. Вложения в трежерис являются современной формой дани, которую национальные элиты платят гегемону за право пользоваться властью.

А вот, скажите мне, пожалуйста, где вы храните свою награду?

Таким образом, становится понятна «доброта» США по отношению к нашему «Сирийскому походу». Подтверждений тому немало. От признания нынешнего главы ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной лучшим банкиром мира до сохранения на ключевых постах министров, верно следующим инструкциям МВФ и делающим все возможное, чтобы экономика Родины медленно, но неуклонно, погружалась на самое дно.