Первосвященник и просвещенец. У либералов это фото вызывает чудовищную аллергию

Накануне начала нового учебного года министр образования Ольга Васильева приняла участие в Общероссийском родительском собрании, где впервые пообщалась с родительской общественностью.

От нового министра эта общественность ждет перемен. Даже если бы Ольга Юрьевна этих перемен и не хотела бы вовсе, ей пришлось бы о них говорить. Надо отметить, что выступление Ольги Васильевой на совещании было зажигательным и эмоциональным. Но кроме эмоций она выступила с рядом новых (хорошо забытых старых) инициатив. Например, Ольга Юрьевна объявила о введении в школах общественно полезных работ для учеников. При этом (о, боже!) эти работы будут проводиться даже без согласия родителей.

Так называемые квазилибералы в шоке! За что боролись!? Ведь это именно они с пеной у рта доказывали, что порочная практика ненавистной им советской школы, по сути, принуждала подрастающее поколение к труду. На деле это означало безудержную эксплуатацию подрастающего поколения, начиная от уборки классов, и заканчивая непосильным трудом в рамках, так называемой, «трудовой практики» на разного рода производственных комбинатах, чуть ли не возле горячих мартенов и в эпицентрах особо вредных производств.

Доходило до того, что «выгон» детей на пришкольную территорию для наведения порядка, могло закончится визитом прокурора и последующим жестким дисциплинарным взысканием с должностного лица!

Нового министра незамедлительно заподозрили в ревизии того курса реформ, который до ее прихода на этот пост активно проводили два «выдающихся образователя» -- Андрей Фурсенко и Дмитрий Ливанов. Сказала же Ольга Васильева, что «Мы должны пересмотреть и оценить все то, что было, взять лучшее, и на этой основе двинуться вперед». Квазилибералы расценили это заявление, как неизбежный возврат к «лучшему в мире образованию».

Раньше это делали с удовольствием, а теперь только с согласия родителей

Ужас обещает опуститься на наши образовательные заведения! В них вернется трудовое воспитание, а значит — эксплуатация детского труда! Рассказывают, что работа над методическими руководствами по организации такого труда уже идет полным ходом и с следующего учебного года он войдет в общую практику, будь то на пришкольном участке, непосредственно в здании школы или где-то еще. Ужас!

Ольга Васильева прямо заявила, что нынешнее положение закона о том, что все, что делается в школе вне программы, может осуществляться только с согласия ребенка или его родителей, представляется мне чрезмерной мерой.

Но это только начала «контрреформ». Министр намерен добиваться изгнания даже из лексикона такого понятия, как «образовательные услуги». По мнению Ольги Васильевой, «Из образования должно уйти слово услуги! Здесь не может быть никаких услуг: мы не оказываем услуги, а обучаем и воспитываем будущие поколения российского народа!»

В советской школе труд был делом доблести, чести и геройства

Заявление более чем интересное, если учесть, что под такого рода «услугой» у нас пытались замаскировать переход на всеобщее платное обучение. Услуга предполагает оплату. Как говорится, нет денег, нет и мультиков, т.е. «образовательных услуг». Если министр намерен изгнать из обращение это понятие, то как быть с теми усилиями, которые предпринимались реформаторами-образователями в направлении перевода всего образования в одно большую услугу? Неужели будут отказываться от платного обучения? Думается, вряд ли.

У нас ведь еще не все осознали, что главный урон отечественное образование понесло не от Фурсенко или Ливанова (хотя они и внесли свой вклад в дело его «переформатирования), не от ЕГЭ и даже не от переориентации учителя с реального обучения на составление бумажек об этом обучении, а от внедрения «образовательной услуги», т.е платности образования.

Никогда за всю историю российского образования, начиная хотя бы с реформ Александра II, учитель в России не оказывал «образовательную услугу». Он занимался обучением, просвещением, воспитанием, но ему и в голову не приходило, что он тем самым оказывает услугу.

Само понятие услуги предполагает облегчение доступа к чему либо, но невозможно облегчить доступ к знаниям. Если, конечно, не внести на это богоугодное дело энную суму денег. Правда, вместо знаний, ученик в таком случае получает всего лишь услугу.

Творцов нам не надо!

Поэтому изгнание понятия «образовательной услуги» из лексикона ничего не изменит, если не будет решен решен вопрос о том сохранится ли коммерческий подхода к финансированию школ и оплаты труда педагогов или этот вопрос останется прерогативой государства. Можно ведь не говорить об «услуге», но при этом коммерциализировать получение знаний, где бы то ни было.

Еще одной новостью, прозвучавшей на совещании стало известие о том, что власти намерены отказаться от ликвидации системы коррекционных школ. Надо заметить, что внедрение так называемого инклюзивного обучения, когда наряду с детьми с нормальным уровнем развития обучались дети с отклонениями, вызвало неоднозначную реакцию в обществе. Понятно, что либералы, которые активно навязывали уже давно выброшенные на свалку образовательные стандартны в западных странах, не хотели отставать от «практики цивилизованного мира», но в этом мире уже давно взят курс на дебилизацию в сфере образования поэтому совместное обучение умственно отсталого и нормального ребенка там в порядке вещей, ибо нормальный должен сравняться с умственно отсталым.

Если новый министр намерен обратить вспять процесс ликвидации коррекционных школ, то это, пожалуй, самое радикальное решение, показывающее, что тот либеральный курс, которым следовали предшественники Васильевой, все-таки будет замедляться.

И запомните: ЕГЭ -- это заслон на пути коррупции!

Ну и конечно, дошло дело и до ЕГЭ. Разумеется, что эта «священная корова» либеральных реформ в сфере образования не будет отдана на заклание, как бы по этому поводу не возмущалась прогрессивная общественность. ЕГЭ предполагают и дальше реформировать, чтобы и «либеральные волки» были сыты и «прогрессивные овцы целы.

Предполагается, что уже в предстоящем учебном году из экзаменов по физике, химии и биологии изымут тестовую часть, а в итоговых испытаниях 9-х классов по литературе и русскому языку введут устную часть, в перспективе распространив этот опыт и на ЕГЭ для выпускных классов. При этом школе категорически запретят готовить детей к экзаменам после уроков: «Я буду категорически против натаскивания на ЕГЭ в послеурочное время в школе, - предупредила Васильева. - Подготовка детей к выпускным экзаменам должна вестись с 1-го класса! Только тогда они легко ответят на экзаменационные задания!» «Учиться, учиться и учиться надо всегда!- закончила она общение с родителями слегка перефразировав знаменитое ленинское высказывание.

Таким образом, упомянутый нами в начале статьи проход между Сциллой и Харибдой для нового министра образования будет не из легких. По крайней мере, полного возврата к «лучшему в мире образованию» не случится, но и либеральный курс, по всей вероятности, будет лишь слегка откорректирован.

За кадром, тем не менее, остается главный вопрос: к чему готовит современная российская школа в частности и система образования в стране в целом?

Впервые в новое время ответ на этот вопрос попытался дать Андрей Фурсенко, сказавший, что «…Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других».

Как-то так

С какой стороны не посмотри, а получалось, что новая российская школа должна была обучать и воспитывать паразита, ведь Фурсенко говорит, что квалифицированного потребителя результата творчества других надо не обучить или воспитать, а именно взрастить. Понятно, что этот взращенный паразит должен был быть ориентирован на паразитический образ жизни путем проедания природных ресурсов Родины, получать результаты творчества других, поставляемых в страну по импорту. Ничего другого ему и не предлагалось. Вероятно, именно по этому из школы был исключен общественно полезный труд. Ведь паразит должен был привыкать к отказу от труда с ранних лет.

Советская школа готовила творцов не потому только, что во главе этого процесса стоял советский учитель, а потому, что сама школа была встроена в ту социальную систему, которая существовала в СССР. Встроен ли нынешний российский учитель в систему, которая ныне установлена в Российской Федерации, готов ли он обучать и воспитывать субъекта для этой системы?

Это далеко не праздный вопрос и от ответа на него зависит то, каким путем пойдет развитие нашего образования.

В настоящее время власть не сформировала стратегические цели развития нашей страны. Кроме общего набора смутных целей и рассуждений о потенциально-ожидаемом росте благосостояния ничего нет, нет даже идеологической концепции, которая не только запрещена Конституцией, но не обозначена даже на уровне виртуальной реальности.

Как вы думаете, кто мог бы это создать -- творцы или паразиты?

Вероятно, «самое лучшее образование в мире» возникло не только благодаря труду советского учителя, но и целеполаганию, которое было у страны. Не было бы его, весь труд советского учителя пошел бы на смарку, так, как сегодня идет на смарку труд российского учителя, который до сих пор не понимает для чего он обучает своих учеников. Без такого целеполагания, без проекта будущего, без веры в это будущее всякая реформа образования, равно, как и всякий министр только напрасно будут тратить время.