Был ли такой результат непредсказуемым?


«Не было ни каруселей, ни вбросов — ничего. Вот мы и получили чистый результат кандидата от власти», — констатировал собеседник РБК, близкий к руководству штаба главы региона.

По сравнению с первым туром, который проходил 13 сентября, повысилась явка — если две недели назад на участки пришли 29%, то в это воскресенье проголосовали 37% избирателей Иркутской области. Заметнее всего явка повысилась в Иркутске — составила почти 39% вместо 23% в первом туре. Именно в Иркутске, как поясняли ранее собеседники РБК , близкие к Кремлю и руководству регионом, наиболее сильны позиции Левченко. Соответственно, расклад между кандидатами тоже резко изменился: в первом туре Ерощенко набрал 49,6% против 36,6% у Левченко. Таким образом, Ерощенко не хватило всего 0,4% до победы.

В течение дня экзитполы демонстрировали уверенное лидерство Левченко. В Иркутске его результат превышал результат врио губернатора примерно в 2,5 раза, на остальных территориях разрыв составлял несколько процентов.

Раньше надо было

В «Единой России» признали поражение. «Это были честные, конкурентные выборы. Мы признаем победу кандидата от КПРФ Сергея Левченко и поздравляем его, — сказал секретарь генсовета партии Сергей Неверов. — Наш кандидат оказался менее убедительным, в частности, считаем, ему не удалось получить поддержку жителей города Иркутска».

О чем свидетельствуют эти признания и факты? Если на этот раз не было «ни каруселей, ни вбросов», то, стало быть, в другие разы были и «карусели, и вбросы». Далее, радость по поводу того, что явка на избирательные участки во время проведения второго тура составила 36,6% тоже весьма сомнительна. В 90-е годы, когда губернаторские выборы были намного более демократичны и объективны, чем сегодня, по закону явка не могла быть ниже 50%, не зависимо от того, был ли это первый или второй тур. Нельзя было считать главу региона, избираемого всем населением, достаточно легитимным, если в выборах приняло участие менее половины всех граждан, имеющих право голоса.

Мы говорим об этом потому, что ликвидация порога явки на выборах, в том числе и на выборах губернаторов, сыграла злую шутку с партией власти. Мало того, даже убедительная победа тов. Левченко — сомнительна, ибо за него проголосовало менее 50% избирателей, имеющих право голоса. Но это так, к слову, а теперь о главном.

Вот тебе и итоги

Переход от одного избирательного цикла к другому, партия власти неизменно завершала триумфом. На всех промежуточных выборных кампаниях, которые прошли в период между 2011-2016 гг. успех «Единой России» был бесспорным и очевидным. Что было тому причиной — существующее законодательство, отменившее порог явки и признававшее итоги голосования не по числу избирателей имеющих право голоса, а по числу, явившихся на избирательные участки, «карусели» или «вбросы», на данный момент уже не имеет особого значение.

Выборы в Иркутске показали, что этим, проверенным в боях «технологиям» пришел конец. Но даже и не это главное. Спросите у любого единоросса, что было главной причиной гибели великой КПСС? Возможно, вам скажут, что одна из самых мощных политических организаций в мире утратила связь с массами, возможно, скажут, что КПСС не оправдала надежды миллионов в тот период, когда СССР оказался лицом к лицу перед вызовами истории. Но вряд ли вам скажут, что главной причиной гибели КПСС стала утрата партией навыков политической борьбы. А утрачены они были из-за того, что у партии в течение долгого времени не было конкурентов, точнее, они были подавлены.

Во времена СССР выборы были вполне демократическими, но итог их был предопределен, ибо голосовать, кроме, как за «нерушимый блок коммунистов и беспартийных», было не за кого.

Даже появление на политической арене в конце 80-х начале 90-х годов несовершенных, неопытных, сколоченных на скорую руку, партий, повергли КПСС в шок. Утратив иммунитет, который вырабатывается только в условиях жесткой конкурентной борьбы, КПСС стала терпеть поражение за поражением, пока окончательно не сошла с политической арены.

Да вот только все наоборот получилось

Сегодня некоторые аналитики, заглядывая в прошлое, любят издеваться, говоря, куда же подевались те самые 18 млн членов КПСС, когда гибла партия? Почему они не вышли на улицы, чтобы защитить и страну, и свою организацию? Напрасно издеваются. Никто не хотел защищать труп. Партия скончалась от чудовищного иммунодефицита политической борьбы. Она могла «конкурировать» исключительно в условиях отсутствия конкуренции или путем запретов, ограничений, фальсификаций. В других условиях партия работать уже разучилась.

Возвращаясь в нынешний Иркутск, следует отметить, что минувшие триумфальные победы партии власти сильно ее расслабили. Замеры, проведенные накануне губернаторских выборов, показали, что рейтинг Ерощенко составил — около 60%. Команда губернатора тоже считала, что победа гарантирована, и поэтому перед первым туром приняла решение фактически не вести активную избирательную кампанию.

Не думаю, что команда Ерощенко в этом смысле была исключением. Нечто подобное можно было наблюдать и в других регионах, и не только в этом избирательном цикле. Такое отношение к избирательной кампании стало главной причиной поражения на этих выборах.

Назначение второго тура несколько отрезвило представителей партии власти. Врио главы региона прибыли поддержать видные партийцы, во главе с секретарем генсовента Сергеем Неверовым. Начались атаки на бизнесменов, которые оказали поддержку Левченко, активизировалась контрпропаганда и контрагитация. Интересно отметить, что политтехнологи пытались критиковать Левченко, используя образ Сталина и это в то время, когда рейтинг вождя народов начал просто зашкаливать и не только в Иркутске, но и по всей России-матушке!

Не сработало

Однако сам Ерощенко, по старой, доброй единороссовской традиции, продолжал игнорировать публичные форматы, например, он не ходил на дебаты, зато Левченко имел возможность вволю наговориться в эфире канала «Россия 1».

Короче, штаб кандидата и руководство «Единой России» перед вторым туром пытались сделали все, что могли, но проблемы изначально были настолько запущены, что переломить ситуацию, видимо, было уже не в их силах. Поздно, слишком поздно. И понятно почему. Все должно было пройти, «как обычно», наш кандидат должен был одержать победу, ведь во всех регионах, где проходили выборы глав, победу одержали представители партии власти, почему же Иркутск должен был стать исключением?

Он стал уже тогда, когда был назначен второй тур. Может быть, полагаясь на рейтинг Ерощенко (около 60%) штаб полагал, что второго тура не будет? Конечно, ведь, что такое «около 60%»? Это цифра триумфа, гарантия победы.

Рассказывают, что Ерощенко даже отказался распространять информацию о своих достижениях. Он просто продолжал исполнять обязанности главы региона в прежнем режиме, будучи уверенным, что его поддержит местная элита. Ответом на эту тактику стал не рост, а падение рейтинга, что явно свидетельствовало об угрозе второго тура. Ну ничего, думали штабисты, ниже 50-ти не упадет, а с такой цифрой можно и не напрягаться.

А это сработало

При таком подходе бессмысленно говорить о настроениях элиты, которая отказала в доверии Ерощенко и склонилась на сторону Левченко. Если бы подготовка к выборам шла в режиме жесткой конкурентной борьбы еще на первом этапе, то нетрудно было бы и элиту склонить на свою сторону, а если о ее настроениях вспомнили только накануне второго тура, то время уже было безнадежно упущено.

И еще. Наблюдатели полагают, что в Иркутске был проведен эксперимент. Якобы Кремль решил сделать эти выборы максимально прозрачными, образцом конкурентности, открытости и легитимности. Но даже если это так и было, о чем это нам говорит? О том, что убрав административный ресурс, «карусели» и вборсы» партия власти обречена? Что на предстоящих в сентябре 2016 года выборах в Госдуму ее ждет поражение? Возможно, но не это главное. Гораздо важнее понять, что слепая вера в то, что кривая и так выведет ее к победе, а бороться за успех не обязательно, уже перестала работать. Для того, чтобы не приобрести иммунодефицит в политической борьбе надо неустанно бороться, надо перестать недооценивать конкурента и понять, что только в состязании партия получает не только опыт политической борьбы, но и тот самый политический иммунитет, без которого партия обречена на гибель.

Вот кто, скажите, утверждал этот плакат, друг или враг партии?