Ностальгию по СССР, по его стройному, десятилетиями отработанному мироустройству можно расценить как свидетельство того, что мы не смогли создать ему полноценную альтернативу. По всем показателям СССР мощнее современной России! Даже тотальная ликвидация товарного дефицита вместе с исчезновением железного занавеса не смогли компенсировать этой мощи.

Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя...Да, сегодня дорогие россияне могут выбирать не из трех, а из тридцати трех и более сортов колбасы и сыра. Да, сегодня наши сограждане могут поехать едва ли не в любую точку планеты, чтобы насладиться заморскими прелестями, ну и что? А как же гордость за свою Родину, а как же утверждение о том, что нас не любят, зато очень боятся?

Тоска по супердержаве, по ее неописуемой, невообразимой мощи сидит в нас крепко. Даже горечь от того, что мы, победив в самой страшной войне, почему-то живем хуже побежденных, не позволяет нам осмыслить этот парадокс.

Советский иконостасТогда давайте сравнивать, чтобы попытаться понять. Вот перед нами могучий Союз. В нем создана небывалая вертикаль власти: во главе всего и вся стоит единственная, а потому и непогрешимая партия – КПСС. Десятки, сотни тысяч тех, кого причисляют к номенклатуре, не умеют ничего делать, кроме как контролировать деятельность других. Во главе партии – генеральный секретарь. Формально он первый среди равных, но еще со времен Иосифа Виссарионовича Джугашвили все прекрасно понимают, что воля генерального сильнее воли всех остальных. Поэтому генерального у нас всегда боялись, даже в те минуты, когда рассказывали о нем скабрезные анекдоты.

Явление Михаила МеченногоЗа годы советской власти КПСС научилась главному в своей истории: концентрации сил и ресурсов в нужном направлении. Ей не повезло с последним генсеком, а так бы она смогла справиться и с внутренним кризисом конца 80-х.

Партия сильна не только в центре, но и на местах. Первый секретарь обкома (крайкома, республики) – это наместник не генерального, а едва ли не Господа на земле. Ему подчиняются все! Все – от главы отдаленного райкома и райисполкома до прокурора и начальника ГУВД. Такая вертикаль позволяла первому секретарю концентрировать все ресурсы ради достижения цели. Директивы, спущенные сверху (на уровне обкома), немедленно доводились до самого низа и были обязательными для исполнения. За неисполнение полагалась суровая кара – лишение партбилета с последующим исключением из рядов партии. За свою принадлежность к партии номенклатурный функционер имел не только власть, но и привилегии, которые были недоступны простым смертным. Этими привилегиями он очень дорожил, а поскольку они были тесно связаны с наличием партбилета, то он дорожил и партбилетом.

Первый секретарь обкомаА теперь взглянем на то, что имеем сегодня. Во главе исполнительной власти, допустим, в регионе Саратовская область стоит губернатор. Если сравнивать его с первым секретарем обкома, то ответственности у него воз и маленькая тележка, а власти – кот наплакал.

Сегодня губернатору подчиняются, да и то не всегда охотно, лишь члены возглавляемого им правительства. Самое страшное, что он может с ними сотворить, так это уволить с занимаемой должности.

Главе исполнительной власти региона не подчиняются все федеральные органы власти на территории вверенного ему субъекта. Еще в 90-е кандидатуры прокурора региона, главы ГУВД не утверждались без согласования с губернатором. Ныне такое согласование простая формальность. Местное самоуправление у нас в своих функциях отделено от государственной власти, поэтому районные начальники сами себе хозяева. Разговор у них с главой исполнительной власти региона простой: деньги дашь – будем дружить, а не дашь – ты нам не начальник. Любимой отговоркой районных и окружных князьков стало пресловутое отсутствие финансовых средств. Собственное безделье, некомпетентность, коррупционность, безразличие, тупость можно списать на отсутствие (недостаток) денег в местечковой казне. Это удобно, выгодно, надежно!

Была такая вертикальТакой порядок неизбежно ведет к потере контроля над территорией. О том, что это так и есть, можно судить по тому, кого губернатор Валерий Радаев назначил ответственным за работу с территориями. До недавних пор таким ответственным министром был некто Александр Нестеров – человек никак не подготовленный к подобной работе. Но это и есть показатель, да еще какой показатель. Известно же, что если какому-то участку работы придается третьестепенное значение, то туда ставят и третьестепенную фигуру.

На районном уровнеГубернатора у нас (при формальном участии облдумы) назначает Президент, он же вправе снять главу исполнительной власти с занимаемого поста. Однако губернатор не может сместить районного князька, ведь тот ныне избираем, а не назначаем. Можно, конечно, рекомендовать своего человека, но это еще не значит, что именно его примут на ура так называемые местные элиты.

ПервичкаЕсли губернатор вдруг поссорится с думой, то она может его сместить. Но если дума будет торпедировать работу губернатора, то распустить ее к соответствующей матери он не вправе.

Сравните эти две структуры. В одной все настроено на работу, в другой все настроено на болтовнюВ настоящих условиях глава исполнительной власти региона больше похож на попрошайку: он просит у федерального центра субсидии и дотации, субвенции и кредиты; он просит у депутатов областной Думы лояльности и одобрения его политики. Хорошо, если депутаты симпатизируют губернатору, а что если они будут его так же любить, как в свое время они «любили» Дмитрия Аяцкова или Павла Ипатова? Сживут со свету! Примеры тому мы привели выше.

У них много общего и больше ничегоВ былые времена прокурор и глава ГУВД региона стояли в кабинете первого секретаря, а первоначально и губернатора (Дмитрий Федорович не даст соврать) по стойке смирно, как и положено по уставу, поедая глазами начальника. Теперь все наоборот – на ПДС при губернаторе вы вряд ли увидите силовиков, зато в былые времена они приходили на такие совещания едва ли не за час до их начала, чтобы не дай бог не опоздать!

Теперь не они робеют перед губернатором, а он робеет перед нимиНесколько слов стоит сказать и о непосредственных подчиненных главы исполнительной власти области. Раньше считали за честь попасть в правительство, а ныне не каждый и пойдет, надо уговаривать. Раньше изгнанный из правительства чиновник выходил оттуда чуть ли не с волчьим билетом, а сегодня может выйти, как национальный герой. Поэтому принято с изгоями расходиться мирно, выплачивая им все мыслимые или немыслимые компенсации.

ИзгнанцыДа и сам губернатор, будучи назначенным, приходит на этот пост без своей программы, без своих идей. Хорошо, если он потом собирает идеи и программы с бору по сосенке. Хорошо, если он не страшится, что некий чиновный муж может затмить его своим интеллектом (лишь бы на благо региона трудился!), а если опасается толковых, умных, болеющих за судьбы региона? Тогда такой кабинет будет напоминать собой все тех же лебедя, рака да щуку, или, в лучшем случае, квартет. Помните, «Проказница-Мартышка, Осел, Козел/ Да косолапый Мишка / Затеяли сыграть Квартет. Достали нот, баса, альта, две скрипки/ И сели на лужок под липки,/ – Пленять своим искусством свет.»?

А вы друзья, как не садитесь...Ни для кого уже не является секретом, что большая часть министров и зампредов правительства Валерия Радаева активно занимаются собственным бизнесом. Ну а как же им не заниматься при таком-то добром губернаторе! Но и губернатор понимает, что своих министров и зампредов на одну зарплату ему в правительстве не удержать. Ипатов, например, даже премии раздавал. В основном тем, кто не имел своего бизнеса. А те, кто имели, сами себе премии выписывали в виде откатов, взяток или беспроцентных ссуд.

Кроме собственно общей потери управляемости, существенного падения авторитета, на исполнительную власть региона особое давление оказывает нищенское состояние региональной казны. За два минувших десятилетия Саратовская область пережила не одно и не два мамаевых нашествия. Экономика региона, ее будущее безжалостно приносились в жертву амбициям властителей. Целые заводы пошли под автоген и болгарку. Чего стоит только один САЗ, завод метизов, завод «Серп и молот»! От приватизации энергетического комплекса губерния получила разве что дырку от бублика, а от нефтехимического – дырку от дырки все того же Ну и где тут мы?бублика.

Спасаясь от амбиций властителей, целый ряд предприятий, располагаясь на территории региона, вынужден выплачивать львиную долю налогов в других краях. Более или менее успешный бизнес переводится за пределы региона. Мало-мальски удобно расположенные предприятия разоряются, земли передаются под строительство жилья, и всем наплевать на то, что тем самым сокращается производственная, а, стало быть, налогооблагаемая база. Это ведет к неизбежному сокращению поступлений в региональную казну.

Здесь все уже украдено до вас!Опять-таки ни для кого не будет секретом, что на территории Саратовской области уже нечего украсть. Все украдено до нас! Остается только бюджет, но уже не региональный – с ним все ясно, – а то, что поступает из бюджета федерального. Именно вокруг этих средств, как нам представляется, и разгорелась битва за должности главы администрации Саратовского района, где, увы, далеко не первой жертвой стал Василий Синичкин.

Святая заповедь умного начальника-управленца: «Воруйте из прибыли, а не из бюджета» у нас перестала работать, ибо прибыли уже неоткуда взять.

На этом фоне власть исполнительная выглядит особенно жалко. Давайте признаемся, что нынешняя система формирования высшей исполнительной власти региона никуда не годится, она способна лишь породить безвластного губернатора-попрошайку, формально наделенного властью, но этой властью не обладающего. Причем властью не в том смысле, что на кого-то наорать, кого-то уволить или принять на работу, а в смысле перспектив, роста собственного авторитета, наличия доверия со стороны подавляющего большинства населения.

Радаев в ПугачевеВот Валерий Радаев поехал умиротворять пугачевский бунт, но его авторитета оказалось недостаточно. Пришлось срочно вызывать в мятежный город Полномочного представителя Президента РФ в ПФО. А если (не дай бог!) такие бунты начнут вспыхивать один за другим в уголках всего региона, что тогда?

Оскудение, обнищание региона неизбежно сказывается на авторитете исполнительной власти, они взаимосвязаны. Растет благосостояние – растет и авторитет. Ситуацию отчасти (только отчасти) могли бы исправить всеобщие, прямые и тайные выборы главы исполнительной власти региона. Но едва только речь зашла об изменении порядка избрания губернаторов, как стала нарастать волна протестов. Главное, что протестуют не рядовые граждане, а представители так называемой элиты. И мы догадываемся, почему. Дело в том, что при существующем порядке выборов глав исполнительной власти, сами главы могут списать все проблемы на Президента, который недоглядел, на депутатов регионального законодательного собрания, которые оказались слишком доверчивыми, и т. д. Результатом же станет тихий уход и всепрощение, как это было с Павлом Ипатовым

Саратовские губернаторы... Они такие клевые!Сложнее работать в условиях, когда губернатор несет ответственность перед сотнями тысяч избирателей, когда ему не на кого сваливать вину за собственные просчеты, кроме как на самого себя и своих подчиненных.

Боязнь ответственности перед гражданами, по всей вероятности, и тормозит стремление изменить порядок избрания глав исполнительной власти региона.

В это невозможно поверитьЕсли так, то судьбу такой власти можно легко предсказать. Сегодня в Саратовской области нет никаких предпосылок, чтобы авторитет губернатора мог заметно повыситься. Если ничего не менять, то внешний долг не рассосется сам собой, сами по себе не попрут инвестиции, Федеральный центр не озолотит нас траншами и субсидиями. Все придется решать самим, но это уже другая история.