Грустно замерло все до рассвета...

С парковкой в Саратове с недавних пор стало совсем туго. Эвакуаторы, при поддержке инспекторов, чем-то напоминают собой артиллеристов времен Александра Суворова, способных так быстро заряжать свои единороги, что те стреляли с невероятной для своего времени скоростью. Скорость погрузки автомобиля — ошеломительная, действие происходит, как в немом кино, а на погрузку «железного коня» уходит от 7 до 10 минут.

Поэтому очень трудно припарковаться там, где тебе нужно и приходится искать место, где это возможно, и откуда тебя не уволокут на эвакуаторе. Бегать пришлось в радиусе 2-3 км от того места, где удалось припарковать автомобиль.

Бег на длинные дистанции по пересеченной местности выпал на понедельник, т.е. на день начала деловой активности.

Город, как всегда — грязный и пыльный. Ни одной поливальной машины в центре города мне обнаружить не удалось. По улицам мчатся грязные автомобили. Временами кажется, что это не областной центр, а колхоз в период весенней распутицы и паводка. 9 из 10 автомобилей — грязные, что создает унылый фон. Однако именно движение автомобилей — это сегодня последний показатель того, что в Саратове еще продолжает свое инерционное движение деловая активность.

Если бы автомобилей не было, город был бы похож на редконаселенную местность, где между каменными домами мелькают если и не редкие, то заметно прореженные потоки горожан.

Современный символ центра города

В центре города невероятно большое количество аптеки всевозможных салонов красоты. Если прибегать к аналогии с Ильфом и Петровым, то складывается такое впечатление, что в Саратове (Старгороде) люди только и жили для того, чтобы купить в аптеке лекарство и пойти в салон красоты.

В центре города исчезла реклама. Нет ни щитов, ни плакатов и почти нет растяжек. Самый яркий показатель того, на каком уровне сегодня находится деловая активность. На витринах магазинов часто встречается надпись: «Распродажа!» или «Скидки» с указанием процентов. Хитрые саратовские лавочники заманивают редких покупателей тем, что сообщают им о продаже товаров, купленных «по старым ценам», т.е. «до кризиса». Такие товары, действительно, в некоторых магазинах есть, но их очень мало, да и в период резкого спада деловой активности, они уже не представляют интереса для покупателей.

А это относительно недавнее нововведение, повышает настроение горожан

Очень часто на малых торговых точках (небольших магазинчиках на первых этажах) можно прочесть сегодня, едва ли не сакраментальное: «Аренда» и телефон. Кричат о сдаче в аренду и крупные здания, офисные центры. Глядя на последние, можно увидеть, как целые этажи пустуют. При резком спаде деловой активности — с такой же скоростью падает и необходимость арендовать помещения для офиса.

Есть торговые точки, которые еще продолжают функционировать, но на витринах уже написано «Аренда», но все чаще попадались мне такие, где уже товара нет, внутри пусто и все та же надпись с номером телефона.

Не знаю, кому владельцы собираются сдать в аренду данную торговую точку, если спрос в Саратове упал и продолжает падать. По городу ползут слухи о том, что вот-вот закончатся старые запасы, т.е. товары, закупленные «по старым ценам» и на прилавках появятся товары, «закупленные по новым ценам». Тогда-то мы все и узнаем, что такое рост цен. Как мне кажется, это просто слухи. Ни один торговец не станет дожидаться распродажи «старых товаров» себе в убыток. Конечно, исключение есть, но они — мизерны и погоды не делают.

А вот и горожане... Спешат за покупками

Если внимательно присмотреться к витринам магазинов, где выставлены товары, то можно убедиться, что их давно не обновляли. Часть товаров запылилась, часть уже потеряла свой рекламный блеск и лоск. Вполне возможно, что торговцы поняли: в условиях кризиса даже реклама перестает быть двигателем торговли.

Еще раз подчеркну, что свидетельством о том, что город еще живет и на что-то надеется, является поток автомобилей и отсутствие парковочных мест. Деловой активности почти не осталось, однако автопоток не уменьшился. Как объяснить этот парадокс? Полагаю, что это следствие автокредитного бума, который наблюдался в течение первого десятилетия нового века. Купили автомобиль, да еще и в кредит, да еще и дорогой — надо ездить. Ничем другим объяснить этот автопоток не могу, тем более, что общественный транспорт в Саратове, по целому ряду, часто не зависящих от него причин, работает из рук вон плохо, по крайней мере медленно и неудобно. Уж лучше в пробке, уж лучше с риском быть эвакуированным и потерять кучу денег, но «своим ходом».

Лица жителей слились с лицом города. Они не проступают на его сером фоне. Они с ним — одно целое. Их трудно разделить. Сказать, что саратовцы унылы в этом не будет ничего нового. Сказать, что они озабочены, я бы тоже не сказал. Озабоченным надо быть тогда, когда знаешь, чего хочешь или, по крайней мере, имеешь, какие-то ориентиры.

Когда-то многолюдный проспект теперь все чаще пустой...

На мой взгляд, лица горожан, какие-то потерянные. Они словно заблудились в своем родном городе. Они не видят в нем поддержки. Город живет какой-то понятной только ему жизнью, а горожане своей жизнью. Они перестали пересекаться. Их цели и интересы перестали совпадать. Город, словно надтреснул, пытаясь выдавить из себя хоть что-то, что он мог бы дать своим жителям, а жители, вероятно, уже поняли, что с этого города нечего взять. Города погибают тогда, когда перестают кормить своих жителей, когда в них нет ни работы, ни перспектив...

За последние годы власть приучила граждан России к тому, что им не надо ни о чем думать. Решать, как им быть, будет сама власть. К этому быстро привыкаешь. И вот теперь, когда горожане оказались потерянными, они ищут ответа на многие вопросы, которые мучают их сегодня. Разумеется, по старой привычке, они ждут ответов от власти. Однако власть перестала говорить со своими согражданами. Она и себе-то не в состоянии объяснить, что делать, не говоря уже о горожанах.

Когда-то здесь кипела деловая активность... Теперь на месте разваливающаяся набережная

Власть тоже отчаялась. У нее не осталось инструментов влияния, а те, что были истощились и оскудели. В этой ситуации власть ушла в несознанку, сняв с себя всякую ответственность за то, за что должна отвечать если уж и не по совести, то по закону.

У «подветренного» входа в правительство Саратовской области (это тот, что находится со стороны ул. Горького) удивительная пустота. Никто не входит и не выходит. Складывается такое впечатление, что правительство находится в осаде. При этом силы защитников здания на Московской, 72 так сильно истощены, что они даже выйти не могут из своих башен и равелинов. Нет движения и по территории правительственной резиденции, а ведь когда-то оно было. Какой-то перепуганный и зачуханный садовник с остервенением гребет прошлогоднюю траву под елями. Если с вою очередь начинают захеривать. Предупреждали же умные люди, не сажайте в Саратове елочки, климат здесь летом знойный, не превращайте здание правительства, возведенного в стиле позднего советского модерна, в Кремль. Не послушались.

В осаде

Пусто и у входа в здание городской администрации, а когда-то здесь было полно машин, суетились (входили и выходили) чиновники, депутаты, какие-то темные и не очень темные личности. Флаги над фасадом — стали выцветать. Видимо, их давно уже не меняли. Только возле областной Думы по-прежнему, огромное количество автомобилей. Депутаты приезжают на работу, вероятно, только с целью приехать на нее на дорогом членовозе...

Я простой наблюдатель, мысли мои — субъективны, но чувство какое-то странное. Я живу в этом городе и тешу себя надеждами на то, что рано или поздно у Саратова появятся перспективы. И мне приходилось писать не раз и не два о том, что город вымирает и, если ничего не менять, прежде всего, в плане деловой активности, то вымирание это уже невозможно будет остановить, но хочется верить, что все еще может поменяться.

Хотя, как это будет происходить, я себе слабо представляю. Мне кажется, что с приходом к власти губернатора Валерия Радаева в Саратове (про область я вообще молчу) наступила какая-то мертвящая тишина. Никогда такого не было. А сейчас кажется, что городу перемкнули все возможные артерии и его кровоток не только замедлился, но движется по немногим сосудам, ослабляя его, пусть и каменное, тело.

И здесь удивительно пусто...

Эта мертвящая тишина отразилась на власти городской, которая еще несколько лет тому назад была полна энтузиазма, что-то изменить в городе, сделать его лучше. Городская власть утратила вкус к жизни и тоже замерла. Не знаю, кому выгодна эта тишина, этот холод, дующий из всех щелей, но только не горожанам. Хотя, как кажется, они тоже смертельно устали от бесконечных попыток слиться со своим городом, жить с ним одной жизнью и теперь живут каждый сам по себе, словно прощаются...