Обеспокоенный резким падением нравов и последовавшим за ним снижением рождаемости римский император Октавиан Август стал первым, кто решил исправить ситуацию с помощью законодательных мер. Ситуация во всей империи и в самом деле была плачевной. Рожать не хотели не только молодые детородные аристократки, но и многочисленные представители римского плебса. Тогда же и появился закон Юлия и Папия Поппея. Он был назван так по имени самого императора – Юлия и консулов-суффектов Марка Папия Муила и Квинта Попиея Секунда. Это был один из первых известных в истории примеров целенаправленных и последовательных мер в масштабах государства по укреплению семьи и стимулированию рождаемости.

Спад рождаемости привел к тому, что римские легионы стали испытывать недостаток воинов

Сам закон состоял из трех, как сегодня сказали бы, блоков. Первым был закон Юлия «О порядке брака». Вторым – закон «О прелюбодеянии» и третьим – закон «О расходах на роскошь».

Данные нормативные акты строго предписывали обязательность брака для представителей сенаторского и всаднического сословий, ряд ограничений прав для холостяков и бездетных, ряд привилегий для всех имевших детей (закон «О трех детях»), усиление власти главы семьи и строгое наказание за прелюбодеяния. К сожалению, эта серия законов не принесла ожидаемого эффекта. И римляне, в том числе и сам император долго не могли понять – почему.

В те давние времена Рим представлял собой место, где древняя цивилизация достигла наивысшего расцвета. Все на что был способен гений тогдашнего мира воплотился в Риме. Казалось бы, в таких условиях рост рождаемости должен был превзойти все мыслимые пределы. Но на самом деле все было наоборот. Император и его ближайшее окружение считали, что причиной демографического кризиса стал упадок семейных добродетелей, а разорительная роскошь римских дам снижала в мужчинах склонность к семейной жизни.

Сам Август Октавиан считался примерным семьянином, но его пример не стал заразительным

Число холостых и бездетных среди знати и даже в среднем сословии быстро увеличивалось, а вместе с ним снижалось и число детей. К концу римской республики положение настолько ухудшилось, что Август и последующие императоры пытались изменить ситуацию путем принятия законов, ограничивавших гражданские права холостых граждан. Холостякам, например, нельзя было сделать политической карьеры, зато женатые, а тем более многодетные получали существенные привилегии.

Римский сенат первоначально встретил инициативы Августа в штыки. Но императору все же удалось сломить сопротивление сенаторов и нормы вступили в силу. С высоты сегодняшнего дня очень интересно наблюдать, к каким мерам прибегал Август, пытаясь убедить римским матрон охотно рожать, а римских мужей активней становиться отцами.

Законы императора Августа о браке предусматривали, что мужчина был обязан жениться между 25-60 годами, а женщины — между 20-50 годами. В случае нарушения закона они не имели права вступать в наследование имуществом, а самое страшное -- отлучались от общественных игр и празднеств.

Римские сенаторы не сразу одобрили усилия Цезаря, направленные на решение демографической проблемы

Чтобы понять почему римский гражданин (а им, напомним, считался не только представитель сенаторского или всаднического сословия, но и представитель плебса, главное, чтобы он был свободным) больнее всего переносил отлучение от общественных игр и празднеств, стоит кратко описать жизнь рядового римлянина эпохи принципата Августа. Итак, день этого баловня судьбы начинался с похмелья. Вчера, отпраздновав с друзьями победу любимого гладиатора на арене цирка, он так крепко перебрал, что чувствовал себя очень плохо. Как раз с утра начинались раздачи хлеба и вина. Можно было опохмелиться и подкрепиться чем император послал. Раздачи были абсолютно халявными. С их помощью император покупал любовь римского народа к себе родимому.

Физический труд, в том числе и для плебса, в Риме считался занятием достойным только рабов и вольноотпущенников. Последние и содержали многочисленные пекарни, харчевни, цирюльни, мастерские в Риме. На полях империи трудились рабы. Недостатки хлеба и другого продовольствия восполнялись из многочисленных провинций. Из Египта – хлеб и ткани, из Греции -  вино и произведения искусства, из Малой Азии - животный и растительный жир, мясо, кожи, из Северной Африки - овощи, фрукты, предметы роскоши. А из всех уголков империи в Рим стекались десятки и сотни тысяч рабов и рабынь.

Но римские матроны все равно предпочитали просто любить, чем просто рожать

Подкрепившись хлебом и запив его кислым вином, римлянин более или менее приходил в норму и был готов начать новый день. Расклеенные по всему городу афиши сообщали ему, что сегодня в честь Марса Мстителя император устраивает грандиозные бои гладиаторов, а также звериные травли. После чего в цирке начнутся скачки, а перед этим новые хлебные раздачи в честь императора и все того же Марса Мстителя. Кроме того, присутствующий на играх Август мог озолотить плебс, приказывая бросать в толпу медные, а то и золотые монеты. Этих монет вполне хватало, чтобы выпить-закусить и посетить луперкалий, где искусные одалиски и луперки оказывали услуги интимного характера. Идти при этом к опостылевшей и сварливой супруге добропорядочному римлянину не хотелось. Тем более, что та могла начать пилить его за неоплаченную квартиру, которую они вдвоем снимали недалеко от римского Форума.

Такой насыщенный день заканчивался вечерними хлебными раздачами и римлянин почти на рогах возвращался к себе в трущобу, чтобы завтра встретить новый день. У людей побогаче день был еще разнообразнее, а удовольствия – утонченно-развратными.

Даже среди плебса дети стали редкостью

Без хлеба и зрелищ римлянин очень быстро охладевал к императору, а уж без боя гладиаторов или скачек на колесницах приходил в состояние тихой ярости. Вот почему император Август очень быстро отменил свой собственный заперт на посещение общественных игр и празднеств.

Но вернемся к законам. Наряду с обязанностью жениться (попробовали бы у нас сегодня ввести такой закон!), гражданам Рима вменялось в обязанность иметь детей. По закону о безбрачии и бездетности не имевшие детей женщины, которым исполнилось 20 лет, наказывались штрафом, а мужчины платили штраф за бездетность по достижении 25 лет. Однако после рождения третьего ребенка женщина больше не платила налогов с личного имущества и освобождалась от власти мужа. Кроме того, не вступившие в брак вообще лишались права получить наследство, а бездетные, но состоящие в браке, могли получить только его половину. Также этим законом был увеличен с 1,5 до 2,5 лет срок, по истечении которого вдовы или разведенные женщины должны были найти себе мужа. 

У нас нет и не будет детей! -- говорили римлянски своим мужам

Законы о прелюбодеяниях, определяли за них жестокие наказания. Так женщина, виновная в этом преступлении, получала развод и отдавалась под суд, причем отец имел право убить свою дочь и ее любовника, а муж — убить любовника, если это был раб, вольноотпущенник семьи, гладиатор, артист и т.п. Дела о прелюбодеяниях были переданы в суд государства. В случае, если вина была доказана, женщина теряла половину приданого и треть имущества, а ее любовник — половину имущества; оба подлежали ссылке на разные острова. Если же в течение полугода отец или муж не привлекали женщину к суду, отец или муж могли быть сами отданы под суд в качестве сводника. Наконец, чтобы римляне перестали тонуть в роскоши, был принят закон и против этого порока.

Кровавые зрелища

Так, император запретил тратить на пиршества более 400 сестерциев в обычный день, 800 —в праздничный день и 1000 —на свадьбу. Помимо этого император Август даже раздавал по тысяче ассов тем из плебеев, кто мог предъявить ему законнорожденных сыновей и дочерей. Такая награда полагалась за каждого ребенка. Но и эти, как сказали бы сегодня «детские» не стимулировали рождаемость. Она по-прежнему продолжала падать.

Император Адриан всячески поощрял тех, кто имел детей. Он даже наказания смягчал в зависимости от числа детей обоего пола.

Несмотря на суровые запреты и ограничения римские матроны использовали все известные в то время противозачаточные средства, чтобы только не иметь детей. В условиях роскоши и неги, дети становились простой обузой и все меньше римлянок стремились обременить ими себя. Специальные снадобья, поступавшие с востока, разного рода мази, разработанные заезжими эскулапами, позволяли дамам избегать нежелательной беременности.

Находили продолжение в развратных оргиях...

Сколь не были суровыми законы римляне не спешили объявлять бэбибум. Август и другие цезари не могли этого понять. По числу титульных граждан Великий Рим таял прямо на глазах. Вскоре в армию, а  затем и в преторианскую гвардию, стали приглашать варваров, т. е. те самые племена, с которыми римляне боролись на протяжении веков.

Рим стал сползать в демографическую яму не потому, что римлянки перестали рожать. Они не хотели рожать потому, что большая часть граждан империи оказалась экономически несостоятельной. Десятки тысяч римлян жили на пособие, которое не зависело от количества детей. Законы Августа касались главным образом состоятельных граждан, у которых были наследники и наследство, имущество и состояние. Рядом жили миллионы плебеев, у которых не было ни того, ни другого, ни третьего, а ведь именно от большинства населения зависит демографический взрыв.

А вот другой пример из истории. После Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. Германия представляла из себя огромное поле, усеянное трупами и обломками. Целые земли и провинции были разорены, сотни городов, тысячи деревень были частью или совсем сожжены, и многие из них с тех пор совершенно исчезли с лица земли. Во многих местностях народонаселение упало до третьей, четвертой, пятой, даже восьмой и десятой части. 

После Тридцатилетней воны в германии временно было разрешено многоженство

Чтобы помочь этой крайней нужде и возможно скорее снова заселить опустошенные города и деревни, кое-где прибегли к радикальному средству, заключавшемуся в том, что в виде исключения мужчине разрешалось иметь двух жен. 14 февраля 1650 года на франкском окружном сейме в Нюрнберге было постановлено, что «мужчины, не достигшие 60 лет, не могли вступать в монастырь». Кроме того, "все священники и пастыри, не принадлежащие к какому-нибудь ордену или не являющиеся канониками, обязаны вступать в брак». «К тому же всякому мужчине должно быть разрешено вступать в брак с двумя женщинами, а также и всем мужчинам и каждому из них нужно напоминать и с церковной кафедры часто увещевать, чтобы они держали себя так, чтобы стараться соблюдать полнейшую и надлежащую осторожность и предусмотрительность, дабы он, как муж, решившийся взять двух жен, не только заботился бы о своих супругах, но и предотвращал всякие раздоры между ними». 

И даже при таких, невиданных для истории христианства мерах, восстановить численность населения удалось только через 100 лет. Зато потом начался такой прирост, который к концу XIX началу XX века вывел Германию в число самых густонаселенных государств Европы. Заметим, что и в случае с Тридцатилетней войной также принимались меры обязательного характера, но население Германии XVII-XVIII веков в отличие от римского плебса жило не на пособия, а на плоды своего труда. Только экономически состоятельное население, население которое живет своим производительным трудом, население, которое оставляет после себя наследство способно изменить демографическую ситуацию. В противном случае даже всесильный принцепс не в состоянии решить демографическую проблему.